Et tu ajoute les tremolos
Au blanche et noire de mon corp

Я вдруг поняла, что у меня, в отличие от всех адекватных людей на дайриках, нет такой специальной страницы, где сказано, кто я есть и чего я тут забыла. Исправляюсь.
Итак, меня называют Лекси, и я феерический потерянец во времени (аплодисменты).

Этот дневник – мой способ воспринимать реальность. Способ довольно укуренный, как видите.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:33 

На днях Кэф попался. Попался нехорошо, прямо скажем, отвратительно. Подозрение в экстремистской деятельности - это вам не хиханьки.
Он-то утверждает, что просто шел мимо, а там, под мостом, были подростки, которые фигачили коктейли Молотова. Из телеграма он узнал, что это Мальцевские ребята, и подошел чисто поглазеть-познакомиться.

Про ментов

20:25 

19:41 

12:43 

Хламовник иногда превращается в коммуну - в прямом соответствии с моими планами на него.
7 октября приехал друже Моргий со своим человеком Гамлетом, и друже Моргия, конечно, хотели все видеть. Седьмого же октября был концерт Маврина и митинг на Советской, так что день был крайне насыщен событиями.

В одиннадцать вечера в Хламовник заперлись: Моргий, крайне довольный жизнью, Гамлет, который активно вливался, Умер, который нуждался в отвертке, Кори, горящий энтузиазмом, и Роуг, внешне спокойная. Народ скинулся и притащил бутылку Ламбруско.
Про коммуну

23:21 

13:21 

- Лекс, а Лекс, можно тебя травануть?
- М-м, нельзя ващет, но спасибо, что спросил.
- Ну пожа-алуйста! Мне не хватает испытуемых для эксперимента!
- Николя, уберите руки. И вот это вот, что там в руках, тоже уберите.
- Ну ты попробуй только. Это же суперштука! Тебе понравится, обещаю.
- Я сказала "Нет"!
- Но это ох...енная же робуста!
- То, что ты знаешь о моих слабостях, не значит, что ты можешь ими пользоваться. Прознал про криптонит - сиди себе и молчи в тряпочку.
- Ну один глоточек!
- Умер, если ты реально хочешь через пятнадцать минут получить выжженную пустыню на месте этого дома - то пожалуйста, конечно, я выпью этой чудесной хрени. Людей успеешь вывести?
- М-м, настолько серьезно? Моя экспериментаторская натура жаждет подтверждений.
- Выжженная. Пустыня. Возможно, вогнутая.
- Ладно, понял я, понял.

11:53 

На суд я не пошла. В правительственных учреждениях мне всегда становится дурно. Сидела дома, работала, смотрела текстовую трансляцию.
Наш новый герой - адвокат Голубенков, который не только прекрасно ведет лекции, но и охуенно выполняет свою основную работу.

Суд должен был начаться в 10 утра, но начинается в 16 и длится почти до полуночи. Кэф и Лада, которые приходят ближе к восьми вечера, наталкиваются на запертые двери.
В чате:
Лада: блин, ну е-мое, так старательно перлась. Ладно, я домой. Держитесь там, ребят.
Кэф: твою ж мать, щас я этому приставу... ух ты, это что, окно?
Лена: Кэф, не смей!
Кэф: м-м, открытое окно на втором этаже, какая неосмотрительность. Вы не возражаете, если я тут послушаю, о чем вы говорите?
Лена: Кэф, твою мать!
Кэф: тихо, как мышка.
Лена: раз уж ты там, бахни аудиозапись, нам в этом препятствуют.
Кэф: есть бахнуть аудиозапись!

00:13 

Я должна была забрать Умера из клиники, съездить с ним в Сычевник, забрать свою машинку для стрижки и вернуться домой.
Ну, то есть, так это описал Умер. И оба мы оч-чень хорошо знали, зачем я нужна в Сычевнике.

Поговорить с Ксавье.
Как будто других дел на свете просто не бывает.
Поговорить с Ксавье.
"Он же твой друг".
"Ты же не можешь просто уйти".
Поговорить с Ксавье.

16:48 

- Кошмар, конечно, сколько всего можно узнать о людях. Люди - сплошное разочарование, если вдуматься.
- Что именно тебя так расстроило?
- Ну вот, скажем, один мой хороший знакомый, оказывается, травил несчастных красивых мальчиков наркотой. Черт возьми, а я еще хотела вас познакомить. Или, скажем, хотела тебе работку подкинуть, пока не узнала, что заказчик - полиграфическая корпорация.
- Что в этом плохого? - Удивляется Дым.
- Ее основатель поднялся на торговле оружием. А я с торговцами оружием не сотрудничаю.
- Лекс, это было в Германии и давно!
- А что, есть разница?
- Это ж сколько ты всего еще не знаешь, - поддевает меня Умер, нежась в моих руках, - я вот, может, вообще инопланетянин.
- С какой планеты? - Интересуюсь я.
- С планеты Крокодилов, - Умер делает страшное лицо, оборачивается и вонзает зубы мне в плечо. Оно немедленно вспыхивает болью.
- Ай, зараза! - Я с трудом вырываю драгоценную плоть из пасти Умера, - Сволочь, фига ты больно кусаешься! Гад!
- А нечего было со мной спорить, мол, я сквозь два свитера не прокушу.
- Иди Ксавье своего так грызи, - я потираю все еще ноющую конечность и добавляю, - пидора кусок.
- Еще какой, - гордо кивает Умер. И, через паузу, - ой, тебе все еще больно, да? Дай сюда, подую.
- Кошмар, впускаешь людей в свой дом, а они тебе руки кушают.

12:35 

Перед донорством Умер старательно двое суток не курил, и ощущения ему понравились. Думает снижать дозу никотина.
- Воспользуйся вейпом, - предлагаю я, - раз у тебя не никотиновая зависимость, а хватательно-сосательная.
- Курить вейп - все равно, что отсасывать роботу, - назидательно говорит мне Умер.
На следующий день вижу его с вейпом. На мой немой вопрос Умер невозмутимо поясняет.
- Ну да, отсасывать роботу. Но кто сказал, что я такое осуждаю?

00:15 

Вчера на митинге троих ребят из штаба задержали и оставили в камере на трое суток - до понедельника. Сегодня я отвезла свою первую передачу в РОВД далекоебеневого района.
- Какое все-таки до хера мрачное здание, - сказал Кэф, который встретил меня у входа. Подумал и добавил, - я б на него влез.
У него не было паспорта, так что он на всякий случай передал мне свой пакет с едой, предназначенный для нашего знакомого заключенного. Я переложила принесенную им еду в свой пакет - с печеньем, хлебом, водой и тремя книгами: Пелевин, Рубина и Апдайк, по просьбе главы штаба Лены на форзацах были оставлены ободряющие слова ("Держись", "мы любим тебя", "ты не один").

Про любовь

АПД. Нельзя верить ментам. Никакому из них. Как я могла купиться на этот честный взгляд?
Когда Баикина выпустили (как и всех, задержанных в ту ночь - суд длился 12 часов, и все якобы улики и видеофиксация оказались полной сфабрикованной лажой), я спросила, получил ли он пакет.
- Да, спасибо, это было очень круто, - отозвался он.
- Жаль, не смогла передать тебе книги, - сказала я, - мент уверял, что у тебя там темно.
- Там свет горел круглые сутки. Вообще не выключался. Книги были бы очень кстати.
Лживая, лживая тварь.

21:34 

01:13 

Начать с того, что я зверски не выспалась. Мне снилась война, Умер в форме и потертых берцах, баррикады, плакаты, Ксавье, Моргий, Мари и чертова безысходность.
Дыму, как выяснилось, снились наши очередные разборки, так что он тоже не сиял от счастья в восемь часов дождливого октябрьского утра.
Умер не лучился довольством, потому что злился на Ксавье.
Ксавье не истекал радостью, потому что я коварно проигнорировала его приветствие, переключившись на Кори.
Кори да, тот был щаслив. С ликующим: "я та-а-ак давно тебя не видел" он влился в меня, впился губами в шею и жарко задышал в ухо.
- Роуг, вот как ты это выносишь? - выстанываю я, аккуратно выворачиваясь из объятий.
- Да с трудом, бля, - усмехается Роуг.
Я все еще в шоке, что девочка умеет материться. В больших компаниях она милейшая тихая дева. Но в тихом омуте водятся такие черти, что голова кругом. Что они вытворяют за закрытыми дверями, мм?
- О-е, кто-то моего роста! - вопит Умер, обнимая Роуг. Она действительно достает ему хотя бы до подбородка.
- Ну, идем уже, - торопит всех Ольга. Через три часа ей нужно быть в прокуратуре - оформление ее документов идет со скрипом, но с тихим.

Мне наконец-то удалось собрать толпу на служение. Путь этот занял чертовых полгода, но сейчас я была довольна - несмотря на противную погоду и сомнительное самочувствие. Топоча, грохоча и хохоча мы преодолели запутанный лабиринт больничных корпусов, прежде чем оказаться у дверей станции переливания крови.

О донорстве. Полгода после апреля

11:39 

Умер позвонил в девять вечера.
- Красный код. Можно мне?..
- Приезжай, конечно, - быстро сказала я, - молока привези.

В связи с обилием гостей молоко заканчивалось в рекордно короткие сроки.
В десять совершилась пересменка: муж вернулся домой, Дым и Мари ушли, и приехал Умер - в прикольной вязаной шапке, шарфе с моржами и с неизменным военным вещмешком.
- Я тебя каждый раз как солдата встречаю, - усмехнулась я, - с вещами и в берцах.
- Ну так, - улыбнулся он в ответ, возясь со шнурками, - ты еще мою рубашку младшего лейтенанта не видела.
- Ужинать будешь?
Короткий благодарный взгляд.

- Твой ужин. Твоя одежда. Твое обезболивающее. Твой стакан молока. Твой поцелуй за встречу, - я быстро коснулась губами его виска, расставляя тарелки.
Умер вытянул свои бесконечные ноги под столом и торопливо принялся за еду.
Я села напротив с кружкой чая и взяла себе печенье.
- Все расскажу, только поем, - сказал он с набитым ртом, наткнувшись на мой выжидающий взгляд.
- Ой, конечно. Извини, - я смущенно отвела глаза.
- Хотя что я могу тебе сказать такого, чего ты еще не знаешь?
- Ну ты расскажи, а я тебе обозначу, о чем я была не в курсах - хитро улыбнулась я.
- Информа-атор, - довольно протянул он, - вот так ты все и узнаешь, а?
- Бывших журналисток не бывает. Считай это профдеформацией.

10:17 

В связи с арестом Навального и Волкова во многих городах сейчас подготовка к митингам. Митинги будут явно несанкционированными, народ предвкушает. В чате штаба Лена объявляет, что подала в суд для разбирательства по поводу санкционированности подобных мероприятий в Яре. Кеф просится пойти на суд с ней.
Кеф: можно я пойду побазарить с главой территориальной администрации? Ну можно, ну можно? Ну пожа-алуйста!
Лена: нет
Кеф: я буду хорошим! Я просто опрошу ее по Конституции!
Лена: нет, я сказала. Ты: несовершеннолетний, заносимый на поворотах, язвительный...
Кеф: ну Ле-ена! Я их на видео сниму! Обещаю, я буду тихим маленьким журналистом.
Лена: нам не нужны проблемы. Тебе не нужны проблемы. Твоей семье не нужны проблемы.
Я: Лен, может, я пойду? С камерой и, если понадобится, с журналистским удостоверением.
Лена: Отлично. Я тебе маякну.
Кеф: ах так?! Бе-бе-бе!

14:25 

Забавно, как по Блошке циркулируют богемные компании, смешиваясь в немыслимых комбинациях. Люди движутся мимо нашего с Умером прилавка, останавливаясь поболтать, обнять кого-то из нас, выяснить последние новости, и я чувствую себя в центре информационной паутины.
Вон Дерти, коротко выбритые волосы на висках выкрашены в сиреневый, он болтает с Дымом, давно мечтал познакомиться.
Рядом с ним - Алекс, один из последних любовников, красивые глаза и пальто, длинный темный шарф небрежно закинут на плечо.
Его фотографирует их общий друг, чья подружка-художница будет на следующей неделе рисовать Дыма (обнаженным?). И чьи друзья, в свою очередь, мечтают затащить Дыма к себе.
Умер узнает кого-то с вечеринке - судя по вызывающей улыбке, посланной куда-то в толпу.
Ко мне подходит поболтать девица, с которой мы выбили бесплатное место на ярмарке, и тут же переключается на Умера, узнав, что он дает уроки гитары.
Евгений, фотограф, с которым мы работали весь прошлый месяц, интересуется фотоаппаратами, которые выставил Умер.
Мимо меня пробегает Полина, из школы одаренных, кажется, она должна была закончить свои уроки в прошлом году. Заметив меня, она вспыхивает улыбкой.
- Где ты сейчас, Полли? - спрашиваю я.
- На журналистике, - гордо отвечает она.
- Бедная девочка, - вырывается у меня, - ой, я хотела сказать, счастливых тебе крыш.

Ну а уж когда рядом с нами оказывается Ксавье, каждая вторая девушка оказывается его однокурсницей, и возле нас образуется водоворот из улыбок и объятий.
- Хол-лодно, - стонет он в мою сторону. И тут же, без перехода, - Лекс, я клянусь, я отомщу тебе за то, поддерживаешь сплетни обо мне.
- Тогда в четверг я подделаю документы в лаборатории и выставлю дозу в 550, - отбиваю я.
Ксавье возмущенно фыркает.
Бесконечная игра в "я тебе отомщу".
- Хо-о-олодно, - он доверчиво прижимается ко мне, и я расстегиваю свою куртку, чтобы укрыть его.
- Еще полчаса, солнышко. Сегодня хороший день для торговли.
- А потом мы пойдем есть? - с надеждой спрашивает он.
- Пойдем, - соглашаюсь я.
- И там ты мне все-е-е расскажешь! - Тут же меняет тон он.
Как перестать любить этого ублюдка и смотреть на вещи объективно?.. Кому-нибудь вообще удавалось?

13:59 

А то вот еще открылся в городе новый Темный клуб, и мы, конечно, поехали проверять, че дают. Тем более билеты были дешевейские, а нас собралась толпа. Толпа - это в смысле девы, Лин, Дым и Умер. Несколько дней я с любопытством зазывала на движуху Ксавье, но тот, видно, переживал личностный кризис, потому что Умер, подлая коварная коварь, решил сыграть в Мать-Фемиду, и заявил ему, что в клуб он едет исключительно кого-нибудь подснять. Очень такая двойственная ситуация, ответочка к карме Ксавье, и тут непонятно, сочувствовать или подло издеваться. На всякий случай продемонстрировала и то, и другое.

Про вечеринку, ложь и странные совпадения

12:07 

- Мне тут так ску-учно, мой врач принимает только с тре-ех, - с надеждой стенает Умер мне в трубку.
- Ну щас я приеду, - охотно соглашаюсь я. Потому что все что угодно, лишь бы не работать.
Итак, мы сидим в "Хлебнице" - в качестве исключения, потому что у обоих нет денег. Очередь сплошь состоит из детей и бабулек, шутить при них шуточки за пидоров неловко, но мы стараемся. Длиннющие Умеровы ноги протягиваются под двумя столами и немножко - под прилавком с ватрушками.

О демонстративном поведении, очередях в больнице и вечерах конца сентября

10:01 

Был обычный рабочий день в Башне. Рабочий - это в смысле все притащили свои дела в общее пространство и устроили воркспейс. Дым корпел над конспектами, я мурыжила видео, Мари рисовала хмуроебого кота с бананом. Усиленный колонками Джонни Кэш с удовольствием сообщал всем, как именно они умрут.
В домофон с надеждой позвонили.
- Кого там черти принесли? - Мрачно заявила Мари. Это она так обожает гостей.
Я в принципе догадывалась, что черти принесли Ксавье, поэтому надавила на кнопку домофона и отправилась ставить чайник.
- А чего меня никто не встречает?! - раздался возмущенно-довольный возглас от дверей.
- Ах ты ж е...ный ты на... б..., пресвятые трансвеститы! - заорала Мари и добавила еще пару непечатных, уронив кисточку.
Я вышла с кухни и уронила мобильник.
Короче, достойней всех повел себя Дым. Он обернулся на шум, оценил ситуацию, коротко сказал:
- Ебать, - потом подумал и спокойно добавил, - впрочем, не тебя.
И отвернулся обратно к компу.

Отчаявшись подобрать приличествующий случаю комплимент ("ну, у тебя красивая форма черепа", "я все равно тебя люблю", "м-м, у тебя такой высокий лоб"), я спросила прямо:
- Дорогой, ты сбежал из психушки, был использован для злодейских экспериментов или попал в руки Алисы?
- Ну так, - неопределенно помахал рукой Ксавье, - ты не сечешь.
- Ах да, я и забыла, где ты живешь, - парировала я.
Он фыркнул ("не смей осуждать мой образ жизни"), скинул куртку, ботинки и вышел в гостиную под приглушенный свет ламп.

О принятых решениях и обязательствах

17:25 

Если вдуматься. основная проблема моей жизнь - кожаные ублюдки. И если раньше это гордое звание несли в основном пидоры, то с наступлением осени к ним прибавились темно-синие лакированные ботинки. Зараза, где были мои мозги и ощущения тела, когда я я стояла в магазине и мерила их? Моя обувь в принципе делится на два типа: "для вылазок на крыши" и "чтобы выпендриваться в гей-клубе и на благотворительных вечерах". Синие ботинки явно относились ко второму типу, а мне в них еще надо было существовать в обычной жизни.
Хромая вдоль московского шоссе по направлению к костромскому, я страстно проклинала ботиночью родню до пятого колена. У этих ботинок, колен, впрочем, не могло быть в принципе - они были сделаны из искусственной кожи (в какой момент любовь к зверушкам затмила любовь к себе, скажи мне, дуреха?).
На повороте дороги меня ждала моя бла-бла-каровая машина, на этот раз - большая фура-мерседес. За три года поездок у меня было несколько интересных машин: набитая видеоаппаратурой тачка блогеров, которым я задвигала за викканство и жертвоприношения, фургон кришнаитов, с которыми мы пели мантры, клоунский фургон с реквизитом, и еще на мой День Рождения - горящая копейка, набитая копченым лещом, мусульманкой и ее сыном.

Про тягу к путешествиям, песни Guns'n'Roses и мороженое

Это не я, оно само

главная