23:51 

Забираю в штабе заявления о зачислении в ряды наблюдателей. Ксавье сидит напротив меня и тоже оформляет документы.
Написала в своих документах сегодняшнее число, а тут выясняется, что надо было шестое.
Координатор: может, заново перепишешь?
Я: да ладно, девятка в шестерку вообще элементарно переправляется. Я пять лет училась в вузе, я умею делать такие вещи.
Координатор: лезвием?
Я: в паспорте - лезвием, а в таких документах можно и профилонить... ой!
Ксавье ржет.
Ксавье: не берите ее, она подпольщица.
Я: а он - политическая проститутка!

Выяснила, что можно забрать бланки заявлений и заполнить дома, забираю бланки для Ильи, оставляю его номер для добавления в чат телеграма.
Я: чувствую себя карусельщицей, на одного человека два заявления регистрирую.
Координатор: дорогая, я только что вручил тебе пустые бланки с моей подписью и печатью. Я тут главный преступник.
Ксавье: Россия - мать.

23:15 

Начало осени
Время: относительно раннее утро.
Место действия: кафе "Базар"

Действующие лица:
Лекси, которая малость офигевает
Ксавье, который чует, что ему попадет
Умер, который позавчера приехал
Алиса, которая делает шаверму и вид, что ничего особенного не происходит

Действие 1.
Акт 1. Открытие

Акт 2. Интуиция
Акт 3. Сон
Действие 2
Акт 1. Ксавьирус

Акт 2. Политическая проститутка

21:42 

Двумя днями раньше я нудно ныла о том, что существующий договор с "Альянсом" наверняка загонит меня в черное жерло кредита. До второго взноса на строительство Гнезда не хватало чертовых двести тысяч. Я абстрактно пожаловалась Ксавье и Умеру, меня одарили сочувствием.
Затем мы вновь встретились в Башне.
- Лекс, тебе деньги еще нужны? - нарочито равнодушно бросил Ксавье.
- Не, я благополучно все разрулила, нам оформят рассрочку, - отозвалась я, страшно гордая собой.
Ксавье с Умером переглянулись, Умер охотно подыграл:
- Черт, и куда теперь прятать труп?! - Хором завопили они.

Про друзей, навыки вожака, людей с картинки, интуицию и натертую ногу

10:08 

Мальчишки тут упоролись прокачивать навыки интуиции. Видимо, в связи с тем, что тогда на пляже я сказала Ксавье, мол, частенько слышу твой голос по ночам, орущим в моей голове.
- Слушай, когда такое в следующий раз случится, позвони мне, а? - Попросил он. - Вдруг со мной реально что-то случилось и я сигнализирую о помощи?

Так что это теперь новая фишка - при ощущении опасности проверять, все ли у всех в порядке.
Ксавье теперь стремается в четыре раза чаще, но такая внезапная забота почему-то приятна - раньше-то от него хрен рефлексии допросишься, а теперь в пол-второго ночи тебя могут разбудить с беспокойно-ласковым: "Лекс, у тебя все хорошо? Точно? Хм, а что тебе снилось?"

Но это все фигня, конечно, по сравнению с Дымом, который, по ходу, с этой интуицией родился. Вот его сообщение настигает меня по пути в Башню, с Умером, Ксавье и Алисой. Ребята только что побывали в новом убежище и остались довольны увиденным. Ксавье принимает окончательное решение переезжать.
"Лекси, что-то случилось. С Башней. Ты знаешь, что?"
Мстительно тыкаю телефоном в лицо Ксавье. Он хмурится и шипит: "Ты ему рассказала?"
- Неа, - нарочито беспечно отвечаю я, - у мальчика с чуйкой всегда было все в порядке. Смирись и расслабься.
Кусая губы, наклацываю: "Плачь, любовь, мы потеряли Хранителя Башни".

Уже на следующей встрече (мы впервые встречаемся всемером, Дым и Умер знакомятся и остаются в восторге друг от друга, и это все было бы здорово, но... черт, что же вы творите, мальчики?..) Мари поднимает этот вопрос:
- Башне нужен новый Хранитель.
("А мне нужны новые деньги" - это подразумевается, но остается невысказанным).
Мари выразительно смотрит сначала на Умера, потом на Дыма.
- Спасибо, я пока поживу в том районе, - вежливо говорит Умер, - но ты знаешь, я был бы рад.
- Слишком тяжело, - говорит Дым, - я не смогу быть здесь постоянно.

Так много вещей можно запихнуть в эти комнаты - и оставлять их на видных местах. Смешная шляпа Ксавье, которую не один из нас тырил для прогулок. Кованая роза, диски, книги, букетик земляники, красно-черный ошейник, бутылка вина в баре. Слишком много напоминаний. Так что я его понимаю.

И все же это хороший вечер. Один из нескольких хороших вечеров после ночи рубежа лета.

14:07 

Мне снится Дым. Мы валяемся на пляже, среди других отдыхающих - вокруг дети со своими родителями, вездесущие катерщики и продавцы кукурузы.
Его футболка задралась, голова запрокинулась, на шее видны темные синяки. Я тянусь прикоснуться к нему - но он мгновенно напрягается и одним движением перетекает в хищную стойку.
- Это мой сон, - кричу я, - хотя бы во сне могу я делать то, что мне хочется?!
- Это мой сон, - спокойно отвечает он, поднимаясь на ноги.
Люди вокруг начинают исчезать. Берег пустеет. А пляж начинает порастать колючей проволокой. Она пробивается сквозь камни, змеится вдоль линии волн, вырастает за нашими спинами уродливой оградой.
За оградой появляются люди в синей форме, береговая охрана. Снова люди в форме, как и в прошлом сне. Чего я о тебе не знаю?
- Эй, хватит, - я приближаюсь к нему, преодолеваю слабое сопротивление, обнимаю. Я прижимаю его к себе, целую его ключицы.
- Дым, я так люблю тебя. Все будет в порядке.
- Но плохо сейчас.

Я вижу мутный образ Ксавье. Высоко над его головой стелется алый воздушный змей.
- Как это мило, - говорю я, - несколько ванильно, но мило. Жаль, не сделали так в реальности, а? Это было в моем списке.
Дым встряхивает головой. Ксавье счастливо смеется. Рядом с ним - другая фигура, еще более размытая. Тот, кого он целует, тот, чьим шуткам он смеется. Тот, кто запускает руку в его волосы и притягивает к себе.
- Прекрати, - шепчу я, - зачем ты себя изводишь? Дым, хватит. Проснись!
Мятный запах Ксавье, его далекий смех, стон Дыма, одна острейшая ключица впивается в мое плечо все сильнее.
- Здесь должен быть дом, - понимаю я, - место, которое ты представляешь. Здесь есть дом, где все наши, так?
Я тяну его за руку - мимо спутанных груд колючей проволоки, мимо людей в форме, которые почему-то улыбаются мне с одобрением. Мы покидаем пляж и оказываемся на дороге, которая ведет к небольшому домику, выкрашенному зеленой краской.
Я оказалась права. Там наши, Ольга и Мари. Ольга принимает Дыма из моих рук, обнимает его, Мари сует ему чашку чая. Здесь так уютно - полутьма и гирлянды желтых фонариков, несколько кроватей по углам, мягкий ковер.
Ксавье вваливается в дверь минутой позже, тяжело дышащий, раскрасневшийся, словно с мороза.
- Кто приготовил поесть? Вы святые люди и я вас люблю! Боже, это так волшебно! Мы пойдем ночью купаться?
Словно ничего не произошло. Украдкой он бросает на меня виноватый взгляд - совсем как недавно в реальности.
Я не знаю, что ему сказать. И просыпаюсь.

10:44 

Моя жизнь - как тот сериал, в котором от сезона к сезону проблемки героев все усложняются, и если в первом сезоне они тупят, борются за отношеньки и страдают за фигню, то в последнем - останавливают апокалипсис и выходят на бой с главным злом.
Сценарист моего сериала взял с места в карьер, и все что мне остается - слабовольно скулить: "э-эй, нет, оставьте все как было, Ксавье, я хочу, чтобы ты продолжал быть моей главной проблемой!"
Но моего сценариста это мало волнует. Он приготовил для меня массу разнообразнейшей херни. Следите за рейтингами.

08:46 

Словно не было месяца в разлуке, мы вновь отправились гулять. Вернее, меня вызвали на работу, и я приехала к уже гуляющим три часа спустя.
Народ невозмутимо сидел на летней веранде Старбакса, делая вид, что оставленные на столе стаканчики принадлежат им. Особенно умилительно смотрелся Ксавье со стаканом "Валерия". Перед морем все отчаянно экономят, но присесть хочется в красивом месте. Понимаю.

Об арбузах, наемных убийцах и провокациях

21:56 

После Кубы воскресенье прошло в формате:
два часа дня: проснуться, покрутить башкой, сожрать кусок арбуза, уснуть
пять часов вечера: проснуться, покрутить башкой, сожрать кусок арбуза, уснуть
восемь вечера: проснуться, покрутить башкой, понять, что хочется жрать что-то посерьезней. Встать, доползти до магазина, вернуться, порезать салат, разогреть ужин, сожрать, лечь.
девять вечера: проснуться, осознать, что жизнь прекрасна, воткнуться в наушники, вышивать.
десять вечера: подвинуться, чтобы муж лег спать, продолжить вышивать.
полночь: осознать, что вдохновение, сесть за комп, фигачить.

Так незаметно наступило воскресенье. В три часа утра я с чувством удовлетворения легла. Пока стаскивала с мужа одеяло, он проснулся. Заснули в следующий раз в пять утра. В пять пятнадцать начался дождь. В пол-шестого позвонил Кори.
Кори: оу, сейчас пол-шестого утра.
Я: точняк, доброе утро, Капитан.
Кори: мне ужасно неловко, мы с Роуг гуляли всю ночь, а сейчас снаружи просто ад, и нам совершенно некуда пойти ночевать...
Я: бедные мои кисы, ну приезжайте, че.
Кори: я тебя люблю, жди.

про встречи, Израильскую армию, череду вопросов и планы на жизнь

09:51 

У меня новая подработка - монтирую видосы для строительной компании. Изредка надо встречаться с заказчиками, происходит это на территории мужа заказчицы - в детском кафе. Тут очень мило: играет джаз, розовые столики застелены бежевыми скатертями, на стенах нарисована всякая красота, повсюду - клевые зайцы в льняных передниках. И вот в это царство милоты приходит Лекси - с розовыми волосами, в черной бандане, черной футболке с надписью "Maybe this voice is not real, but it has some good ideas", в мужских джинсах. Ставит на стол искореженный ноутбук, кладет рядом коврик для мыши с принтом из комиксов про Дедпула и вежливо улыбается.
А главное - этой скотине еще и платят.
Живем!

02:06 

Лучше бы он был маньяком.
Наш водитель, который должен был отвезти нас на Кубу.

Погода с самого начала дня была не айс. Первый дождь начался около одиннадцати, и дальше зарядило с перерывами. Мы понадеялись, что на базе будет теплое или хотя бы сухое помещение, как было заявлено в анонсе. Чтобы там можно было потусить, потупить и покемарить. Палатки-то у нас на всех все равно не было. Так что мы взяли пледы, спальник и еду и двинули.
Водитель перехватил нас в центре и повез за город. Дождь зарядил, едва мы свернули с трассы на проселочную дорогу.

- Чистый "Том на ферме", - сказала Ольга, обозревая ландшафт. В пелене дождя мимо проплывали коровники, склады и мокрые тюки сена на перепаханных полях.
Ну, последние полгода наша жизнь и так идет по Долану.

Про Кубу

13:50 

Ночью мне снился сон о том, что кто-то обокрал наш дом. Я ходила по нему в темноте, смотря на разбитое окно, с ужасом находя разореные заначки.
Даже проснувшись, я не сразу смогла избавиться от этого ужаса - твоя жизнь рушится, а ты ничего не можешь сделать. Я беззвучно поплакала, потом медленно осознала реальность.
Ночь была тиха и прекрасна. На подоконнике распускались розы, подаренные Плющом. В гостиной спали Ро и Крис, с которыми мы весь вечер вспоминали ребят из Братства и смеялись, ели шоколад и красили мне волосы. Я ткнулась в бок мужу, утянула себе кусок одеяла и заснула снова.
Он ушел на работу в семь. Я проводила его сонным взглядом. Утро было солнечным. В том положении, в котором я лежала, у меня ничего не болело, хотя последний приступ еще не до конца отпустил меня.
Все, кого я люблю, живы и в порядке. Изоляция Дыма закончится через два дня, и я снова увижу его. Ксавье собирается приехать в воскресенье. Я пережила этот месяц. Сегодня мы едем на Кубу, там будет круто. У меня теперь алые волосы, и я схожу с ума от своего отражения.
В пол-девятого я окончательно проснулась оттого, что Ро гремит на кухне. В спальню просачивался запах блинов. Через пятнадцать минут просочилась и сама Ро.
- Иди, готовь кофе, завтрак стынет!

Мы снова разъезжались. Теперь увидимся, наверное, только в сентябре. Но это ничего, так было уже тысячу раз. Мы снова увидимся, и будем есть шоколад, и творить что-то странное, и Ро будет играть на гитаре и рассказывать про Карелию.
Вечное возвращение.

19:56 

- А давайте сопрем из Башни радужный флаг и будем им на Кубе укрываться от дождя?
- Зачем, Машечка? Чтобы нас случайно не приняли за гетеро? Они все про нас знают, Машечка. У нас на ёблах написано, что мы "тре тре этеро".
- Ну, предположим, нет.
- Окей, предположим, нет. Но радужный флаг не спасет нас от гребаного дождя. Лично я беру развратный хипповский топик как символ надежды, а кроме него - футболку с надписью "Братство мутантов", сапоги и спальник. Чтоб наверняка.
- Наш завтрашний водитель будет в шоке.
- Я все еще думаю, что он маньяк, хочет отвезти нас в лес и... чего-то. Так что я бы еще взяла ножик, удавку и баллончик. И ошейник. Знаешь, когда на втором курсе в нашем районе был маньяк, специализирующийся на блондинках, девочки начали носить ошейники? Ну, типа, будет душить - и тут ему обана, облом. Потом его арестовали, конечно. А народ в ошейниках до третьего курса ходил. В том числе мальчики.
- Ты намекаешь, что нужно спереть ошейник Ксавье? Он же расстроится!
- Так ему и надо. Мог бы с нами поехать.

19:34 

- Ле-е-екси? Ты ведь не спишь? - Вкрадчиво спрашивает Ксавье.
- Конечно я не сплю, солнышко, я наблюдаю, как ты опять влип в какую-то передрягу. Ну, где ты сейчас?
- На Баррикадной. Мы тут немножко застряли в городе. Слегка немного на ночь. Почти совсем без денег.
- Можешь не продолжать. Ты с испанцем или с Птичкой?
- С Птичкой.
- А, ей приветик. Эх, был бы с испанцем, послала бы тебя на конспиративную квартиру Эри по прозвищу Клешня. А так, короче, план другой. Блин, тут раньше на Баррикадной было чудное полуподвальное местечко, помнится, я там знатно отрывалась в 2013-м...
- Лекс, у меня пять процентов зарядки.
- Да ты просто умничка. Без денег, без связи, в чужом городе... Ты ж моя прелесть. Значит, так, дуйте на метро до Охотного, там Комитет Национальностей, от него через арку, во дворе желтое здание, второй этаж, железная дверь. Ночную хозяйку зовут Сара, будь с ней любезен и скажи, что от меня. Тебе за это ничего не будет, а мне, глядишь, чего и обломится. К твоим услугам сон, чай, кофе, овсянка, пауки в банках, милота и кошаки. Кошаков от меня погладь. Пауков можешь тоже.
- Спасибо! Я люблю твой ум.
- А мог бы любить меня целиком. Но ты всегда был извращенцем.
- Оу, мой телефон совсем на нуле, не могу поддержать пикировку, прости! Чао!

Ну вот, еще одно мое любимое место, которое он посетил без меня.
Уже утром от него приходит короткое: "Здесь богично. Я бы хотел быть здесь с тобой".
Ну, все мы чего-то хотим. А сбывается почему-то только у Золотого Мальчика.

11:45 

Как всегда, не стоит возлагать больших надежд на какое-то определенное число.
Коварный Ксавье с невинным видом предположил что-то вроде: "возможно, я совершенно случайно буду в городе в этот день".
Ну да, совершенно случайно. На вокзале. В середине дня. Бывают же такие совпадения.

А меня посреди всего этого бедлама выдергивают на съемки. И я рискую пропустить впечатляющее зрелище или грандиозный скандал. Собственно, у меня ужасно чешутся руки набить Ксавье морду при встрече. Но я его слишком сильно люблю. Интересно посмотреть, что с выдержкой и любовью у Дыма.

- Дорогая, ну в этом вопросе я всегда к твоим услугам, - комментирует Ксавье, - ты можешь убить меня, если тебе так хочется. Но не подходи ближе, чем на метр. Это условие.
- Я буду убивать тебя медленно и на расстоянии, - грожу я, щелкая пальцами, - кстати говоря, я неплохо стреляю из арбалета. А там напротив вокзала такая прелестная заброшка, с нее восхитительный обзор. И у них, вот досада, огромная дыра в заборе! Совершенно не охраняемая...
- Вот хрен ли вы все такие талантливые, - морщится Ксавье, - Мари отлично ладит с огнестрелом, Дым силен в рукопашке, ты стреляешь... ну а я... сигареты вот умею стрелять.
- И профессионально стрелять глазами, когда тебе что-то нужно, - смеюсь я, - Голдэн Бой. Какого хрена я так люблю тебя?
- Любовь зла, - констатирует Ксавье.

10:36 

- Лекси, спаси меня, - тревожно мигнуло сообщение от Ольги.
- М-м? - сонно ответила я. Меня накрывала апатия. Все, чего мне хотелось - лежать и чтобы голос Ксавье в голове заткнулся на пять минут.
- Лекс, мне срочно нужен самолет.
Вот тут я, конечно, проснулась.
Удивительно, но никому нафиг не впал наш самолет на 13 августа. Можно было не платить 150 рэ за выбор места, он однофигственно пустой.
- Все, готово, сядешь рядом с Ксавье, - маякнула я, оплачивая билеты, - что случилось-то?
- Да у папы бизнес, и он че-то тут внезапно попер. И вот мы сегодня завтракаем, а папа такой: дочь, я не знаю, поедем ли мы с мамой на море, так что вот тебе деньги, развлекись там со своими друзьями, - Ольга назвала сумму, ровно в два раза превышающую наш бюджет.
- Воу, - сказала я, - воу, крутой у тебя папка. Отлично, гуляем на твои.

О Ламмасе, играх за другую команду, очаровании юности и запрещенных местах

14:56 

Томный вечер ничего не предвещал. Ольга торопливо черкала на листе, глубоко зависая и кусая губы. Мари пришивала к юбке молнию. Я возилась с креплениями рюкзака. Играла на повторе бесконечная Lullaby for a Sadist.
И тут мне в голову, очевидно, затуманенную обезболивающим, пришла мысль: если Ксавье может пробивать изоляцию Дыма, могу ли я?
- А давайте вызвоним Дыма, - громко предложила я.
На меня уставились с удивлением.
- Ну давайте, - сказала Ольга, которой лучше всего удавалось слегка любопытствующее безразличие.
Мари зарылась лицом в подтянутые к груди колени, завесилась волосами и принялась наблюдать, как из укрытия.

Слишком сбивчиво

23:11 

Вчера мне хотелось романтики и мурыжить мужа, поэтому я с него стрясла обещание, что будет мне утром кофе в постель. Я вдруг обнаружила, что в новом френч-прессе муж делает кофе просто восхитительно.
- К какому часу подать? - ехидно осведомился муж.
- А как проснусь. - Легкомысленно отмахнулась я.
Вот тут таилась роковая ошибка, ибо я проснулась от какого-то сложносочиненного кошмара без десяти семь утра. Сонно огляделась и провалилась обратно.
Как бы не так.
- Кофе, - через пять минут лаконично возвестил муж у меня над ухом.
- У-у-у, - сказала я и накрылась подушкой.
- Остынет же, - расстроился он.

В общем, пришлось радостно встать. В полном восторге я залпом вылакала кофе (щербатая кружка с отбитой ручкой, подло украденная из общажки. Ну, то есть как, мне ее дали под лекарства, а потом она случайно оказалась в моей сумке...) и завалилась обратно на кровать.
- Вот я даже не знаю, как реагировать, - пробормотал муж, - кто-то сказал мне, что у кого-то гора работы.
- Умный в гору не пойдет, - задумчиво возвестила я, прикидывая, не поспать ли мне еще часок, но чертов кофе уже начал действовать.

О бесцельной агрессии, сортировке мусора, подозрительных личностях, шитье, нытье и мальчишках

22:09 

Мне снится сон, в котором в недалеком будущем начали практиковать так называемые "одноминутные задержания". Выцепляют из толпы любого, кто чем-то не понравился, и проводят одноминутное задержание с целью написания объяснительной. По любому, в общем-то, поводу. Фишка в том, что далее объяснительная начинает гулять по кабинетам, и одноминутное задержание растягивается на три-четыре часа.
- Ага, конечно, знаю я, что там происходит, - возмущается Ксавье, - они нас чипируют.
Мы висим под мостом, уцепившись за металлические прутья, протянутые между опорами. Я, Ксавье, Дым и Мари. Мне удобнее всех, я уцепилась за стальные тросы руками и ногами, и в этой обезьяньей позе у меня не затекают конечности. Мари шипит сквозь зубы и пытается подтянуться, Дым поддерживает ее, фактически цепляясь за ограждения одной рукой и одной ногой. Периодически он бросает на меня встревоженные взгляды. Ксавье ухитряется еще и разглагольствовать - шум воды заглушает наш разговор. Я привычно приняла на себя роль старшей и слежу за полицейскими в серой форме - их сапоги видны сквозь несколько рядом решеток, мелькают туда-сюда, меряют мост шагами. Это надолго, а вода внизу холодная и негостеприимная.
- Это очередная теория заговора, - говорю я, просто чтобы поддержать разговор, - давайте двигать в сторону берега.
- Какого? - вежливо уточняет Дым. Мы спустились под мост примерно на его середине.
- Вон того, - машу я в сторону Мари, зная, что она выдохнется быстрее.
Мы медленно ползем, перебирая руками по прутьям. Сгущаются сумерки.

Меня будит смс-ка от Дыма. Еженедельное счастье, но как всегда случайное.
"Ты спрашивала, как я. Не хорошо и не плохо, просто никак. Много времени, чтобы думать. Размышляю над тем, что каждый из вас дал мне. Как ты?"
"Много сплю, мечтаю о море"
Следующее послание приходит за завтраком.
"Не могу представить его. Но если ты будешь создавать магию снова, то я полагаюсь на тебя"
"Мы будем", - наклацываю я под столом.
Сильнее всего я боюсь, что он вернется другим. Равнодушным, безэмоциональным. Что я перестану чувствовать его, что его тело и разум перестанут откликаться. Мне страшно.
"Каждая весточка от тебя...", - начинаю я.
- Ты завтракаешь с семьей, убери телефон, - возмущается мама.
"становится алмазом в оправе моей памяти", - торопливо дописываю я и сую телефон в карман.
"Все еще будет", - вибрирует последняя смс-ка.
Сказать ему, что эту же фразу транслировал Ксавье, когда уезжал?
Не говорю. Под пристальным взглядом семьи криво намазываю маслом хлеб.

21:53 

- Нет. не помогай мне! Даже не советуй мне ничего! Я постоянно создаю проблемы, а ты их постоянно разруливаешь, я хочу разорвать этот порочный круг!
- Хошь бесплатный совет, Ксавье? Перестань создавать проблемы, а я, так и быть, перестану их разруливать.
- Все, тш-ш-ш, - возмущается Ксавье. И нарочито пишет в общую беседу: "Ребят, какие знаете интересные инициативы в Питере?"
Тут же приходит ответ от Кори: "Спроси Лекси, а?"
Ксавье шипит, хрипит и плюется ядом.

Он все-таки решил поехать в Питер, по его выражению, "развеяться". Я привычно не жду ничего хорошего, но не высовываюсь, раз попросили. Вечером Ксавье гордо демонстрирует билеты и бронь хостела.
"Не шатайся один по ночам, - прорывает меня, - захвати побольше налички, во многих местах проблема с карточками. Вот экстренный номер, если тебя загребут в тюрьму по радужному или любому другому поводу. Мне можешь звонить в любое время дня и ночи, как обычно. Если ты заблудился, был ограблен, раздет и лишен средств к существованию, подходишь к любому патлатому на Невском или кого найдешь по радару, входная фраза: "Привет от Кая и Братства", на вопрос "от кого?" говори, что от Алекши-музыканта, тебе помогут.
- Дорогая, это невежливо, пользоваться помощью Братства, к которым я не причисляю се...
- Неважно, - ору я, - во-первых, я себя причисляю, а ты мой человек, а во-вторых, кое-кто из них у меня в долгу! Так что это просто плата по счетам, окей?! Ох, не делай глупостей, а? Будь хорошим мальчиком.
- Спокойной ночи, дорогая?
- Неизящно переводишь тему, тренируйся лучше. Хорошей дороги.

21:38 

Сегодня поехали с Мари по магазинам - искать ей еще один купальник, а мне - самый радужный из всех толерантных надувных матрасов. Потому что радужного единорога мы в итоге не купили, что облом есть.
Приехали в гипер, а нам там говорят - окститесь, сезон отпусков уже закрыт (конец июля!), круги и нарукавники мы уже не продаем, теперь у нас сезон горящего сентября, поэтому купите вашим детям пеналы и карандаши. А нафига нашим детям карандаши, у нас этими карандашами вся Башня завалена, у нас натурщиков нынче недобор.
Ну и едем короче с Машей грустные обратно, без матраса и купальника, зато с двадцатью метрами пищевой пленки, пульверизатором для цветов и двумя шоколадками.

- Ну, меньше вещей придется на море переть, - рассуждает Мари.
- Э, погоди, - говорю я, - у меня хренова гора реквизита для осуществления разнообразнейших пакостей. А то тут кто-то с именем на Кса- и окончанием на -вье жаловался, что ему грустно, так вот я собираюсь всех веселить. Сначала пойдем по стандартной программе - зубная паста на дверных ручках, ведра с водой над дверью, засовывание презервативов в карманы всех подвернувшихся вещей в комнате мальчиков...
- А что ты будешь делать, если обнаружишь во всех вещах уже расфасованную коллекцию гандонов? - невинно интересуется Мари.
- Буду узнавать, кто из них сексуальный маньяк с большими... амбициями.
- Ставлю на Ксавье.
- А я тогда ставлю на Дыма.
- Забились.

Это не я, оно само

главная