10:38 

09:11 

Второй день стояла вполне теплая погода, и в первых полноценных солнечных лучах мой пуховик приобрел совсем затрапезный вид.
"Время быть Леди", - решила я. Достала из коробки черную шляпку с красной лентой, надела черное пальто, затянула ремнем с пряжкой Хайль-Гидра, взяла маленькую красную сумочку и пошла с Ксавье в кино.

Пришла и поняла, что у моего роскошного пальто оторвана петелька.
- Ну вот можно же и пришить! - Немедленно наехала на меня тетечка-гардеробщица, и я немедленно почувствовала себя быдлом обратно.
А когда поздно вечером мы вышли из кино, начался лютый ветреный снегопад, а температура упала сразу градусов на десять.

В общем, ну ее нафиг, эту леди. Похожу еще в пуховике.

14:32 

Пришел День Рождения Ольги. Весна - пора непрекращающихся праздников, которые, конечно, должны отмечаться в Башне. Ольга пригласила кучу народа: кроме нашей основной компании - Кори, которую мы не видели полгода, и Саю, а Дерти притащил Февраля.

Блестки Красной королевы, загадки про водолазов, черные наручники с мехом вовнутрь и половина бутылки абсента

22:49 

Ксавье: Ле-е-екси, ты мне очень-очень нужна!
Я: работаю. Кто-то умирает?
Ксавье: я. Умру. Если ты мне не поможешь.
Я: Ну чего тебе, Ксавье?
Ксавье: Найди мне одну книжечку, пожалуйста! Я везде искал! В гугле искал! В библиотеке искал! Нигде нет книжечки!
Я (пять минут спустя, со всеми ссылками): тебя что, в яндексе забанили?!
Ксавье: о-о-о, ты нашла мне книжечку, я так рад, ты так чудесна, как здорово, что есть такой друг, как ты!
Я: еще раз оторвешь меня от работы по фигне - ноги повыдергаю!
Ксавье: и я тебя люблю!

23:15 

Равноденствие пробуждает в девах их кошачьи сущности

О ночных кошках

17:31 

- Дорогая, я не спрашиваю у тебя, где ты была. Мы с тобой давно женаты, так что просто по-человечески ответь, почему у тебя засос на шее?
- Это не засос. Это все она!...
- Я так и знал. Ты была с женщиной.
- С женщиной-попугаем. С самкой... с попугаихой! Меня укусил попугай!
- Могла бы придумать отговорку поинтереснее.
- Нет, я серьезно! Взял и цапнул! У меня и фотка есть, вот!
- Скучно ты развлекаешься. Я думал, ты с пидорами со своими.
- У моих пидоров нет таких красивых перьев, такого сладкого голоса и такой тяги к побрякушкам. Ой, хотя...

23:52 

Я: обнаружила в ростовском атрусе бутыль чудного оттеночного "Бургундский", дома, счастливо напевая, вылила его на себя, теперь у меня роскошный алый хаер, но местами, потому что я косорук.
Тоже я: вспомнила, что мне в воскресенье идти наблюдать, при металлических гаджетах и в пиджаковом костюме, и надо бы выглядеть представительно, а не как всегда.

23:11 

22:45 

Восьмомарт объективно прошел успешно. Но так, скорее не благодаря, а вопреки.
В Башню я ехала, надо признать, слегка озлобленной. Меня расстраивал Ксавье, который сделал финт ушами "Научный проект, совершенно не могу приехать, увидимся позже". Надо ему намекнуть, что зависать с мозгоправом - это не научный проект. Меня расстраивал отстраненный Дым, уставшая Ольга, Мари в непроходящем душевном раздрае, Дерти в крайней степени назойливости.
Ну и конечно, в Башне опять не было еды, как я выяснила по пути.
- Есть хлеб. Шоколадная паста еще, - перечислил Дым.
- Ну отлично, обмажься ею и жди, - предложила я, - а хлеб выкинь.
- Дерти сходит с тобой в магазин.
- А у него что, есть деньги? - подозрительно уточнила я.
- Ага, а еще совесть и честь. Конечно.

Восьмомарт

02:14 

На днях я спасала Дерти от позора и забвения. Ну, то есть была моделью на его экзамене по парикмахерскому искусству. Это я тут вспоминаю журналистскую молодость и первую химию в 2010-м.

- Ох, как хорошо, что ты пришла, - Дерти налетел на меня в гардеробе, обнял и потащил по кабинетам, - так, сюда. Сумку брось вон на стул. Так, твое кресло. Распусти волосы. Хорошо.
Я торопливо осматривалась. В небольшой комнатке поместились четыре кресла, четыре столика с зеркалом, куча манекенов, большой стол, заваленный искусственными прядями и флаконами с краской, магнитофон, колонки, какие-то тубусы.
- Ма-а-а-асте-ер, смотрите, я привел! - Заорал Дерти, упаковывая меня в черный балахон.
- Молодец, мой мальчик, - отозвалась дородная женщина, восставая откуда-то из-за стола. Посмотрела на меня и деловито приказала, - повернись. В другую сторону. Ага, хорошо. Работаем.

Уроки химии

23:10 

- Все рассыпается. Ты же видишь это.
- Нет. Нет, Ксавье. Это просто слишком долгая зима. Просто все устали. Нужно еще немного времени.

Ни одна ночь не длится вечно

22:04 

К первому дню весны рассвет подоспел рано.
Впрочем, я все еще не готова вставать ради этого в семь утра. Да, вот такая я скотина.
Но в 8:30 я уже стою на светофоре возле станции переливания, и мальчишки, наконец, замечают меня: они приехали раньше и тусовались у памятника. Встречаемся на моей стороне.
- Привет, Матильда, - говорю я шапке Ксавье в виде совы с милыми ушками.
- А со мной, значит, не хочешь поздороваться? - деланно обижается Ксавье, обнимая меня.

Очередное про донорство, и еще про обиды, прогулки и Башню

14:04 

Когда во мне просыпается мамочка, это порой слишком.

Дым, поднимаясь по лестнице в Башню: Брр, ну и холодина. У меня аж губы замерзли.
Я, назидательно: Это потому, что ты без шапки ходишь.
Дым: блин, Лекс, как это связано?
Я: ну-у... ладно, никак. Просто я не могу смотреть на тебя без шапки, когда на улице -25.
Дым (неразборчиво): ой, ба лабно бебе. Блин, губы совсем замерзли, уже слов не выговариваю.
Я (не веря своему счастью): это что, намек? Что нужно их отогреть? Ну так это, замри!
Дым: ох, Лекси...

Перепрыгивает через две ступеньки, вгрызается ключом в замок и, кажется, пытается захлопнуть дверь передо мной.

Ну вот за что мне столько непрошенного счастья?

19:41 

Это выходит случайно. Нет, правда, я не делаю это намеренно!
Дым, похоже, так не считает.
И когда он смотрит на меня, я читаю среднее между "прекрати это" и "ну что еще ты сделаешь?"

После весны, перед весной

10:58 

Ближний круг начинает проявлять все больше автономной самостоятельности. Ксавье страдает, что это разобщение, кошмар и агония. Пытаюсь его утешить, говоря, что это нормально, и вообще, птичкам свойственно вылетать из гнезда, особенно если к их лапкам не прицеплены металлические гири.

Про служение

19:37 

- Дым, мы поедем на море?
- Нет.
- Ну пожалуйста, ну давай!
Дым молча хватает меня в охапку и переступает длинными ногами.
Под ступнями хрустит песок. Шум прибоя врывается в уши, вместе с усиленным мегафоном воплем ведущего:
- А теперь поприветствуем наших спортсменов!..
- Млять, - спокойно говорит Дым и делает еще один шаг.
Мы оказываемся на тихом пляже. Вечереет, сонные отдыхающие лениво бредут к морю. Над головой покрикивают чайки.
- Вот, - Дым ставит меня на землю.
- Не так! По-настоящему! Со всеми! - возражаю я.
- Купаться будешь? - Дым невозмутимо стягивает футболку.
- Дым, давай поговорим!
- Что, даже не окунешься? Закончится ведь, - он идет к воде, я бегу следом, не поспевая за его шагом.
- Ну зачем ты так, ну давай поговорим?
Дым останавливается, поворачивается, насмешливо смотрит на меня - и падает в воду, поднимая тучу брызг.
- Ну и ладно! - Возмущаюсь я, избавляясь от лишней одежды и тоже окунаясь в тёплую воду, - я с тобой позже порешаю, и не во сне!

До будильника еще две минуты. Хватит на пару гребков. Волна сбивает со лба и уносит прочь мои питерские очки-авиаторы.

14:34 

14:05 

12:01 

Иметь в приятелях стилиста - это прямо очень удобно. Приезжаю в Башню, как обычно - поиграть в настолки, поболтать, вот это все.
Тут приезжает Дерти, окидывает меня таким внимательным взглядом, недовольно цокает и произносит:
- Что-то ты мне не нравишься, а ну сядь вон туда, - и достает из сумки ножницы.

Типичный Башенский Февральский

23:41 

Это не я, оно само

главная