• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:06 

Мы с Дымом сидели в Хламовнике и бухали кофе. Разговор шел о вечности, предназначении в мире и прочей ерунде. До выхода оставалось около часа, за окном шарашил дождь.
- А уж не бахнуться ли мне в фиолетовый? - Спросила я саму себя, и сама же себе ответила. - А бахнуться. Как раз и руки свободные есть, да, Дым?

Экономия - зло

14:44 

Собрались на лекцию в штабе Навального - юрист рассказывает о том, как вести себя при задержании и как вообще взаимодействовать с полицией.
И по совершенно случайному совпадению в этот же вечер Ольга притащила от своего отца электрошокеры - по штуке нам с Ильей, остальные на свои еще не накопили. Ну и прямо перед лекцией нам вручила. Штуковины классные - выглядят как фонарики с переключателем и утопленной в корпус кнопкой для включения вместо светильника электрошока.
Кори, конечно, тут же сунулся посмотреть, обнюхать, пощупать и все порывался нажать на кнопку.
- Только не здесь, - зашипела на нее Ольга, - и так люди смотрят.
Кори разочарованно засопел. Через три секунды раздался характерный треск электричества.
- Кори, млять! - сказали мы почти хором, оборачиваясь.
Кори с видом оскорбленной невинности смотрел на нас. Илья медленно убрал палец с кнопки.
- Хорошая штука, - невозмутимо произнес он, - спасибо, Ольга.

13:38 

А то вот еще вчера прикол был.
Собрались мы в киноклуб, эз олвейс.
В киноклубе:
- наша обычная тусовка: Ксавье, Умер, Мари, Ольга, Кори с Роуг
- побочные товарищи: Старк, Маска и прочие
- четыре или пять девочек из лесбийского прайда, шапочно знакомые
- типичные критики, аргументы которых уже заучены наизусть
- новенькая женщина Виктория, которая со всеми активно начала общаться, мол, я только пришла, ух ты, какое все прикольное.

Кино в это воскресенье показывал Дым, "Возвращение в Брайдсхед". В фильме одна из линий голубая, но дальше поцелуев у героев дело не заходит.
И вот садимся обсуждать фильм после просмотра. Виктория возмущенно высказывается в стиле: "гомосексуализм - зло, все гомосеки будут гореть в аду".
Сидит она притом между Умером и Дымом.
Умер и Ксавье начинают тихо ржать, Дым терпеливо вздыхает. Роуг и Кори, и так сидящие максимально близко друг к другу, переплетают руки. Мари, судя по сосредоточенному лицу, начинает пересчитывать шестицветных пташек в помещении.
- Че, поцелуемся? - ехидно шепчу я в ухо Кори, касаясь радужного значка на груди (отжатого у Ксавье).
- Роуг приревнует, - отвечает Кори.
- Ее тоже поцелуем, - щедро предлагаю я.
Кори и Роуг ржут. Старк с Маской уходят курить.
Беседа продолжается.

10:12 

- Лекси, что случилось? За что Умер просил прощения? Я так и не успел ничего понять.
- Ох, Дым. Мы можем поговорить об этом завтра?
- Нет, я хочу знать. Сейчас.
- Спроси у него сам.
- Не хочу его впутывать.
- Отлично, значит, меня можно впутывать? У меня можно выбивать информацию, да? Меня можно использовать как гребаный ретранслятор?!
- Лекси! Что произошло между ним и Ксавье?

О людях и эмоциях

19:24 

А то вот я позвала всех людей близкого круга в Хламовник, отмечать закладку Гнезда (м-м, если по-честному, заключение договора, ну да пофиг). Бегаю кругами, шкварчу на жаркое, перебираю шмотки, и тут звонит Кори.

Про долги

16:18 

- Милая, мы можем встретиться вечером в центре, - спросил Умер, - я дьявольски хочу познакомить тебя с моими друзьями.
Общение с Умером - одна из маленьких радостей моей жизни, так что я охотно согласилась. На сборы было полчаса, а Лекси нельзя выделять полчаса на сборы, она становится Ксавье - перебирает все вещи в шкафу, шипит и страдает. Дайте Лекси пять минут - и вы получите джинсово-футболочную версию с камерой наперевес. Дайте Лекси полчаса - и она разыщет синюю тушь, сине-зеленую блузку, ожерелье из зеленых камней, надеваемое раз в год, причешет волосы тремя разными способами и будет изображать глэм-фею.

о друзьях, новом Убежище, шутках про -цис и общих воспоминаниях

16:31 

А то вот еще пошли мы на выборы наблюдателями.
Про выборы

Короче, мы ушли с участка в десять вечера, бедняга Ксавье, похоже, около одиннадцати. Несколько упорных штабников поехали в ТИК фиксировать результаты.
Я (около полуночи, в телеграме): Ксавье, ты жив?
Ксавье: угум, меня Умер забрал домой.
Я: а он жив? Как поживает его сотрясение мозга?
Ксавье: не, он Умер. Мы в порядке.
Я: ну и хвала богине. Доброй ночи.
Ксавье: доброй ночи.

23:51 

Забираю в штабе заявления о зачислении в ряды наблюдателей. Ксавье сидит напротив меня и тоже оформляет документы.
Написала в своих документах сегодняшнее число, а тут выясняется, что надо было шестое.
Координатор: может, заново перепишешь?
Я: да ладно, девятка в шестерку вообще элементарно переправляется. Я пять лет училась в вузе, я умею делать такие вещи.
Координатор: лезвием?
Я: в паспорте - лезвием, а в таких документах можно и профилонить... ой!
Ксавье ржет.
Ксавье: не берите ее, она подпольщица.
Я: а он - политическая проститутка!

Выяснила, что можно забрать бланки заявлений и заполнить дома, забираю бланки для Ильи, оставляю его номер для добавления в чат телеграма.
Я: чувствую себя карусельщицей, на одного человека два заявления регистрирую.
Координатор: дорогая, я только что вручил тебе пустые бланки с моей подписью и печатью. Я тут главный преступник.
Ксавье: Россия - мать.

23:15 

Начало осени
Время: относительно раннее утро.
Место действия: кафе "Базар"

Действующие лица:
Лекси, которая малость офигевает
Ксавье, который чует, что ему попадет
Умер, который позавчера приехал
Алиса, которая делает шаверму и вид, что ничего особенного не происходит

Действие 1.
Акт 1. Открытие

Акт 2. Интуиция
Акт 3. Сон
Действие 2
Акт 1. Ксавьирус

Акт 2. Политическая проститутка

21:42 

Двумя днями раньше я нудно ныла о том, что существующий договор с "Альянсом" наверняка загонит меня в черное жерло кредита. До второго взноса на строительство Гнезда не хватало чертовых двести тысяч. Я абстрактно пожаловалась Ксавье и Умеру, меня одарили сочувствием.
Затем мы вновь встретились в Башне.
- Лекс, тебе деньги еще нужны? - нарочито равнодушно бросил Ксавье.
- Не, я благополучно все разрулила, нам оформят рассрочку, - отозвалась я, страшно гордая собой.
Ксавье с Умером переглянулись, Умер охотно подыграл:
- Черт, и куда теперь прятать труп?! - Хором завопили они.

Про друзей, навыки вожака, людей с картинки, интуицию и натертую ногу

10:08 

Мальчишки тут упоролись прокачивать навыки интуиции. Видимо, в связи с тем, что тогда на пляже я сказала Ксавье, мол, частенько слышу твой голос по ночам, орущим в моей голове.
- Слушай, когда такое в следующий раз случится, позвони мне, а? - Попросил он. - Вдруг со мной реально что-то случилось и я сигнализирую о помощи?

Так что это теперь новая фишка - при ощущении опасности проверять, все ли у всех в порядке.
Ксавье теперь стремается в четыре раза чаще, но такая внезапная забота почему-то приятна - раньше-то от него хрен рефлексии допросишься, а теперь в пол-второго ночи тебя могут разбудить с беспокойно-ласковым: "Лекс, у тебя все хорошо? Точно? Хм, а что тебе снилось?"

Но это все фигня, конечно, по сравнению с Дымом, который, по ходу, с этой интуицией родился. Вот его сообщение настигает меня по пути в Башню, с Умером, Ксавье и Алисой. Ребята только что побывали в новом убежище и остались довольны увиденным. Ксавье принимает окончательное решение переезжать.
"Лекси, что-то случилось. С Башней. Ты знаешь, что?"
Мстительно тыкаю телефоном в лицо Ксавье. Он хмурится и шипит: "Ты ему рассказала?"
- Неа, - нарочито беспечно отвечаю я, - у мальчика с чуйкой всегда было все в порядке. Смирись и расслабься.
Кусая губы, наклацываю: "Плачь, любовь, мы потеряли Хранителя Башни".

Уже на следующей встрече (мы впервые встречаемся всемером, Дым и Умер знакомятся и остаются в восторге друг от друга, и это все было бы здорово, но... черт, что же вы творите, мальчики?..) Мари поднимает этот вопрос:
- Башне нужен новый Хранитель.
("А мне нужны новые деньги" - это подразумевается, но остается невысказанным).
Мари выразительно смотрит сначала на Умера, потом на Дыма.
- Спасибо, я пока поживу в том районе, - вежливо говорит Умер, - но ты знаешь, я был бы рад.
- Слишком тяжело, - говорит Дым, - я не смогу быть здесь постоянно.

Так много вещей можно запихнуть в эти комнаты - и оставлять их на видных местах. Смешная шляпа Ксавье, которую не один из нас тырил для прогулок. Кованая роза, диски, книги, букетик земляники, красно-черный ошейник, бутылка вина в баре. Слишком много напоминаний. Так что я его понимаю.

И все же это хороший вечер. Один из нескольких хороших вечеров после ночи рубежа лета.

14:07 

Мне снится Дым. Мы валяемся на пляже, среди других отдыхающих - вокруг дети со своими родителями, вездесущие катерщики и продавцы кукурузы.
Его футболка задралась, голова запрокинулась, на шее видны темные синяки. Я тянусь прикоснуться к нему - но он мгновенно напрягается и одним движением перетекает в хищную стойку.
- Это мой сон, - кричу я, - хотя бы во сне могу я делать то, что мне хочется?!
- Это мой сон, - спокойно отвечает он, поднимаясь на ноги.
Люди вокруг начинают исчезать. Берег пустеет. А пляж начинает порастать колючей проволокой. Она пробивается сквозь камни, змеится вдоль линии волн, вырастает за нашими спинами уродливой оградой.
За оградой появляются люди в синей форме, береговая охрана. Снова люди в форме, как и в прошлом сне. Чего я о тебе не знаю?
- Эй, хватит, - я приближаюсь к нему, преодолеваю слабое сопротивление, обнимаю. Я прижимаю его к себе, целую его ключицы.
- Дым, я так люблю тебя. Все будет в порядке.
- Но плохо сейчас.

Я вижу мутный образ Ксавье. Высоко над его головой стелется алый воздушный змей.
- Как это мило, - говорю я, - несколько ванильно, но мило. Жаль, не сделали так в реальности, а? Это было в моем списке.
Дым встряхивает головой. Ксавье счастливо смеется. Рядом с ним - другая фигура, еще более размытая. Тот, кого он целует, тот, чьим шуткам он смеется. Тот, кто запускает руку в его волосы и притягивает к себе.
- Прекрати, - шепчу я, - зачем ты себя изводишь? Дым, хватит. Проснись!
Мятный запах Ксавье, его далекий смех, стон Дыма, одна острейшая ключица впивается в мое плечо все сильнее.
- Здесь должен быть дом, - понимаю я, - место, которое ты представляешь. Здесь есть дом, где все наши, так?
Я тяну его за руку - мимо спутанных груд колючей проволоки, мимо людей в форме, которые почему-то улыбаются мне с одобрением. Мы покидаем пляж и оказываемся на дороге, которая ведет к небольшому домику, выкрашенному зеленой краской.
Я оказалась права. Там наши, Ольга и Мари. Ольга принимает Дыма из моих рук, обнимает его, Мари сует ему чашку чая. Здесь так уютно - полутьма и гирлянды желтых фонариков, несколько кроватей по углам, мягкий ковер.
Ксавье вваливается в дверь минутой позже, тяжело дышащий, раскрасневшийся, словно с мороза.
- Кто приготовил поесть? Вы святые люди и я вас люблю! Боже, это так волшебно! Мы пойдем ночью купаться?
Словно ничего не произошло. Украдкой он бросает на меня виноватый взгляд - совсем как недавно в реальности.
Я не знаю, что ему сказать. И просыпаюсь.

10:44 

Моя жизнь - как тот сериал, в котором от сезона к сезону проблемки героев все усложняются, и если в первом сезоне они тупят, борются за отношеньки и страдают за фигню, то в последнем - останавливают апокалипсис и выходят на бой с главным злом.
Сценарист моего сериала взял с места в карьер, и все что мне остается - слабовольно скулить: "э-эй, нет, оставьте все как было, Ксавье, я хочу, чтобы ты продолжал быть моей главной проблемой!"
Но моего сценариста это мало волнует. Он приготовил для меня массу разнообразнейшей херни. Следите за рейтингами.

08:46 

Словно не было месяца в разлуке, мы вновь отправились гулять. Вернее, меня вызвали на работу, и я приехала к уже гуляющим три часа спустя.
Народ невозмутимо сидел на летней веранде Старбакса, делая вид, что оставленные на столе стаканчики принадлежат им. Особенно умилительно смотрелся Ксавье со стаканом "Валерия". Перед морем все отчаянно экономят, но присесть хочется в красивом месте. Понимаю.

Об арбузах, наемных убийцах и провокациях

21:56 

После Кубы воскресенье прошло в формате:
два часа дня: проснуться, покрутить башкой, сожрать кусок арбуза, уснуть
пять часов вечера: проснуться, покрутить башкой, сожрать кусок арбуза, уснуть
восемь вечера: проснуться, покрутить башкой, понять, что хочется жрать что-то посерьезней. Встать, доползти до магазина, вернуться, порезать салат, разогреть ужин, сожрать, лечь.
девять вечера: проснуться, осознать, что жизнь прекрасна, воткнуться в наушники, вышивать.
десять вечера: подвинуться, чтобы муж лег спать, продолжить вышивать.
полночь: осознать, что вдохновение, сесть за комп, фигачить.

Так незаметно наступило воскресенье. В три часа утра я с чувством удовлетворения легла. Пока стаскивала с мужа одеяло, он проснулся. Заснули в следующий раз в пять утра. В пять пятнадцать начался дождь. В пол-шестого позвонил Кори.
Кори: оу, сейчас пол-шестого утра.
Я: точняк, доброе утро, Капитан.
Кори: мне ужасно неловко, мы с Роуг гуляли всю ночь, а сейчас снаружи просто ад, и нам совершенно некуда пойти ночевать...
Я: бедные мои кисы, ну приезжайте, че.
Кори: я тебя люблю, жди.

про встречи, Израильскую армию, череду вопросов и планы на жизнь

09:51 

У меня новая подработка - монтирую видосы для строительной компании. Изредка надо встречаться с заказчиками, происходит это на территории мужа заказчицы - в детском кафе. Тут очень мило: играет джаз, розовые столики застелены бежевыми скатертями, на стенах нарисована всякая красота, повсюду - клевые зайцы в льняных передниках. И вот в это царство милоты приходит Лекси - с розовыми волосами, в черной бандане, черной футболке с надписью "Maybe this voice is not real, but it has some good ideas", в мужских джинсах. Ставит на стол искореженный ноутбук, кладет рядом коврик для мыши с принтом из комиксов про Дедпула и вежливо улыбается.
А главное - этой скотине еще и платят.
Живем!

02:06 

Лучше бы он был маньяком.
Наш водитель, который должен был отвезти нас на Кубу.

Погода с самого начала дня была не айс. Первый дождь начался около одиннадцати, и дальше зарядило с перерывами. Мы понадеялись, что на базе будет теплое или хотя бы сухое помещение, как было заявлено в анонсе. Чтобы там можно было потусить, потупить и покемарить. Палатки-то у нас на всех все равно не было. Так что мы взяли пледы, спальник и еду и двинули.
Водитель перехватил нас в центре и повез за город. Дождь зарядил, едва мы свернули с трассы на проселочную дорогу.

- Чистый "Том на ферме", - сказала Ольга, обозревая ландшафт. В пелене дождя мимо проплывали коровники, склады и мокрые тюки сена на перепаханных полях.
Ну, последние полгода наша жизнь и так идет по Долану.

Про Кубу

13:50 

Ночью мне снился сон о том, что кто-то обокрал наш дом. Я ходила по нему в темноте, смотря на разбитое окно, с ужасом находя разореные заначки.
Даже проснувшись, я не сразу смогла избавиться от этого ужаса - твоя жизнь рушится, а ты ничего не можешь сделать. Я беззвучно поплакала, потом медленно осознала реальность.
Ночь была тиха и прекрасна. На подоконнике распускались розы, подаренные Плющом. В гостиной спали Ро и Крис, с которыми мы весь вечер вспоминали ребят из Братства и смеялись, ели шоколад и красили мне волосы. Я ткнулась в бок мужу, утянула себе кусок одеяла и заснула снова.
Он ушел на работу в семь. Я проводила его сонным взглядом. Утро было солнечным. В том положении, в котором я лежала, у меня ничего не болело, хотя последний приступ еще не до конца отпустил меня.
Все, кого я люблю, живы и в порядке. Изоляция Дыма закончится через два дня, и я снова увижу его. Ксавье собирается приехать в воскресенье. Я пережила этот месяц. Сегодня мы едем на Кубу, там будет круто. У меня теперь алые волосы, и я схожу с ума от своего отражения.
В пол-девятого я окончательно проснулась оттого, что Ро гремит на кухне. В спальню просачивался запах блинов. Через пятнадцать минут просочилась и сама Ро.
- Иди, готовь кофе, завтрак стынет!

Мы снова разъезжались. Теперь увидимся, наверное, только в сентябре. Но это ничего, так было уже тысячу раз. Мы снова увидимся, и будем есть шоколад, и творить что-то странное, и Ро будет играть на гитаре и рассказывать про Карелию.
Вечное возвращение.

19:56 

- А давайте сопрем из Башни радужный флаг и будем им на Кубе укрываться от дождя?
- Зачем, Машечка? Чтобы нас случайно не приняли за гетеро? Они все про нас знают, Машечка. У нас на ёблах написано, что мы "тре тре этеро".
- Ну, предположим, нет.
- Окей, предположим, нет. Но радужный флаг не спасет нас от гребаного дождя. Лично я беру развратный хипповский топик как символ надежды, а кроме него - футболку с надписью "Братство мутантов", сапоги и спальник. Чтоб наверняка.
- Наш завтрашний водитель будет в шоке.
- Я все еще думаю, что он маньяк, хочет отвезти нас в лес и... чего-то. Так что я бы еще взяла ножик, удавку и баллончик. И ошейник. Знаешь, когда на втором курсе в нашем районе был маньяк, специализирующийся на блондинках, девочки начали носить ошейники? Ну, типа, будет душить - и тут ему обана, облом. Потом его арестовали, конечно. А народ в ошейниках до третьего курса ходил. В том числе мальчики.
- Ты намекаешь, что нужно спереть ошейник Ксавье? Он же расстроится!
- Так ему и надо. Мог бы с нами поехать.

19:34 

- Ле-е-екси? Ты ведь не спишь? - Вкрадчиво спрашивает Ксавье.
- Конечно я не сплю, солнышко, я наблюдаю, как ты опять влип в какую-то передрягу. Ну, где ты сейчас?
- На Баррикадной. Мы тут немножко застряли в городе. Слегка немного на ночь. Почти совсем без денег.
- Можешь не продолжать. Ты с испанцем или с Птичкой?
- С Птичкой.
- А, ей приветик. Эх, был бы с испанцем, послала бы тебя на конспиративную квартиру Эри по прозвищу Клешня. А так, короче, план другой. Блин, тут раньше на Баррикадной было чудное полуподвальное местечко, помнится, я там знатно отрывалась в 2013-м...
- Лекс, у меня пять процентов зарядки.
- Да ты просто умничка. Без денег, без связи, в чужом городе... Ты ж моя прелесть. Значит, так, дуйте на метро до Охотного, там Комитет Национальностей, от него через арку, во дворе желтое здание, второй этаж, железная дверь. Ночную хозяйку зовут Сара, будь с ней любезен и скажи, что от меня. Тебе за это ничего не будет, а мне, глядишь, чего и обломится. К твоим услугам сон, чай, кофе, овсянка, пауки в банках, милота и кошаки. Кошаков от меня погладь. Пауков можешь тоже.
- Спасибо! Я люблю твой ум.
- А мог бы любить меня целиком. Но ты всегда был извращенцем.
- Оу, мой телефон совсем на нуле, не могу поддержать пикировку, прости! Чао!

Ну вот, еще одно мое любимое место, которое он посетил без меня.
Уже утром от него приходит короткое: "Здесь богично. Я бы хотел быть здесь с тобой".
Ну, все мы чего-то хотим. А сбывается почему-то только у Золотого Мальчика.

Это не я, оно само

главная