• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:04 

- Лекс..
- М?
- Я не знаю, как это получилось. Я ехал к тебе, а потом что-то... и, в общем, я не знаю, где я.
- Прикольно. А видишь что-нибудь вокруг себя?
- Да. Автобусная остановка. Называется... Черт, неразборчиво... И в глазах мутнеет... А, "Дорматово-2".
Я проверяю по карте.
- Фиу. Ну, промахнулся ты всего лишь на 12 километров.
- Я всё еще могу приехать?
- Нет, блин, разворачивайся и иди в лес.

Типичный вечер в Хламовнике

12:47 

- Ле-екс, ты не могла бы заехать, мне кажется, я тут подохну? - Просит Умер.
- Угум, - говорю я, - в шесть заканчиваю работать, а в девять меня ждет Дым, вот в промежутке и заеду. Ксавье только предупреди. Ну и там остальных, опционально.

Обычный вечер в Сычевнике

01:28 

- Тебе приходилось когда-нибудь играть в жестокую игру?
- Во что? - Переспросил Дым.
- В жестокую игру. Кто-то моделирует ситуацию, где оба варианта ответа будут заведомо проигрышными. Например, одна ампула лекарства, которую нужно отдать старухе или ребенку - кого ты выберешь? Последнее место в спасательной шлюпке. Шанс для одного - смерть для другого. В этом стиле. Неужели никто еще не играл с тобой в жестокую игру, даже теоретически?
- Похоже, никогда.
- Черт, тогда мне будет сложнее объяснить. Ладно. Я постараюсь. Я всегда буду тем вариантом, который ты не выберешь.
- Лекс, не надо...
- Да ладно. Ты поступаешь правильно. Выбираешь того, кому приходится тяжелее. Это что-то вроде комплимента. Ты настолько уверен в том, что я выкарабкаюсь самостоятельно, что не протянешь мне руки. Потому что в твоих руках будет кто-то другой, когда ты будешь подниматься ввысь.
читать дальше

12:34 

23:34 

- Я чувствую себя так, как будто потерял всё.
- Так бежим со мной! Дым, бежим со мной!

Он грустно качает головой.

- Твои все равно меня недолюбливают. Считают, что я приношу зло их драгоценному мальчику. Так пусть они ненавидят меня! Пусть считают, что я похитила тебя и увезла силой. Самолет через сорок восемь часов. Давай!
- Нет. Я не могу бросить всё здесь. Не так надолго.
- Значит, все же есть, что терять?

Молчание.
- А ты сбежишь? - Дым смотрит на меня.
- Без тебя не хочу.
- Там будут твои друзья.
- А здесь ты. И Ксавье. И остальные. Может, выберусь в конце месяца дней на десять. Однажды - доверяй мне! - я покажу тебе земли моего Братства. Это другое. Я покажу тебе, какой свободной я была. Если ты захочешь.
- Может быть. Однажды.

В итоге наше путешествие однозначно откладывается. Какими не были свободными, всё равно обрастаем паутиной привязанностей, мелких дел, которые надо уладить до отъезда. Итак, Рокси отправляется добывать деньги, Крис - подделывать медицинские документы, а я повисаю во времени и пространстве, раздумывая, зачем я во все это ввязалась и где мое место.

Осваивать телепортацию на дальние расстояния. Срочно.

12:00 

02:04 

- Приезжай к нам, - просит Дым, - я познакомлю тебя с Дарой.
Дара - это его вторая половинка. Его отражение, зеркальная копия, девочка с его планеты.
И когда он так говорит о ней, я с удивлением ловлю себя на том, что ревную.
Я приезжаю после изматывающего дня, в котором были съемки в массовке, болтовня с Умером в перерывах, беготня по городу, поиски реквизита для фотосессии, которую Дым решил организовать в Башне.
Все происходит сразу и одновременно.
Ночь в Башне. Дым и Дара

20:33 

На днях Кэф попался. Попался нехорошо, прямо скажем, отвратительно. Подозрение в экстремистской деятельности - это вам не хиханьки.
Он-то утверждает, что просто шел мимо, а там, под мостом, были подростки, которые фигачили коктейли Молотова. Из телеграма он узнал, что это Мальцевские ребята, и подошел чисто поглазеть-познакомиться.

Про ментов

20:25 

19:41 

12:43 

Хламовник иногда превращается в коммуну - в прямом соответствии с моими планами на него.
7 октября приехал друже Моргий со своим человеком Гамлетом, и друже Моргия, конечно, хотели все видеть. Седьмого же октября был концерт Маврина и митинг на Советской, так что день был крайне насыщен событиями.

В одиннадцать вечера в Хламовник заперлись: Моргий, крайне довольный жизнью, Гамлет, который активно вливался, Умер, который нуждался в отвертке, Кори, горящий энтузиазмом, и Роуг, внешне спокойная. Народ скинулся и притащил бутылку Ламбруско.
Про коммуну

23:21 

13:21 

- Лекс, а Лекс, можно тебя травануть?
- М-м, нельзя ващет, но спасибо, что спросил.
- Ну пожа-алуйста! Мне не хватает испытуемых для эксперимента!
- Николя, уберите руки. И вот это вот, что там в руках, тоже уберите.
- Ну ты попробуй только. Это же суперштука! Тебе понравится, обещаю.
- Я сказала "Нет"!
- Но это ох...енная же робуста!
- То, что ты знаешь о моих слабостях, не значит, что ты можешь ими пользоваться. Прознал про криптонит - сиди себе и молчи в тряпочку.
- Ну один глоточек!
- Умер, если ты реально хочешь через пятнадцать минут получить выжженную пустыню на месте этого дома - то пожалуйста, конечно, я выпью этой чудесной хрени. Людей успеешь вывести?
- М-м, настолько серьезно? Моя экспериментаторская натура жаждет подтверждений.
- Выжженная. Пустыня. Возможно, вогнутая.
- Ладно, понял я, понял.

11:53 

На суд я не пошла. В правительственных учреждениях мне всегда становится дурно. Сидела дома, работала, смотрела текстовую трансляцию.
Наш новый герой - адвокат Г-ов, который не только прекрасно ведет лекции, но и охуенно выполняет свою основную работу.

Суд должен был начаться в 10 утра, но начинается в 16 и длится почти до полуночи. Кэф и Лада, которые приходят ближе к восьми вечера, наталкиваются на запертые двери.
В чате:
Лада: блин, ну е-мое, так старательно перлась. Ладно, я домой. Держитесь там, ребят.
Кэф: твою ж мать, щас я этому приставу... ух ты, это что, окно?
Лена: Кэф, не смей!
Кэф: м-м, открытое окно на втором этаже, какая неосмотрительность. Вы не возражаете, если я тут послушаю, о чем вы говорите?
Лена: Кэф, твою мать!
Кэф: тихо, как мышка.
Лена: раз уж ты там, бахни аудиозапись, нам в этом препятствуют.
Кэф: есть бахнуть аудиозапись!

00:13 

Я должна была забрать Умера из клиники, съездить с ним в Сычевник, забрать свою машинку для стрижки и вернуться домой.
Ну, то есть, так это описал Умер. И оба мы оч-чень хорошо знали, зачем я нужна в Сычевнике.

Поговорить с Ксавье.
Как будто других дел на свете просто не бывает.
Поговорить с Ксавье.
"Он же твой друг".
"Ты же не можешь просто уйти".
Поговорить с Ксавье.

16:48 

- Кошмар, конечно, сколько всего можно узнать о людях. Люди - сплошное разочарование, если вдуматься.
- Что именно тебя так расстроило?
- Ну вот, скажем, один мой хороший знакомый, оказывается, травил несчастных красивых мальчиков наркотой. Черт возьми, а я еще хотела вас познакомить. Или, скажем, хотела тебе работку подкинуть, пока не узнала, что заказчик - полиграфическая корпорация.
- Что в этом плохого? - Удивляется Дым.
- Ее основатель поднялся на торговле оружием. А я с торговцами оружием не сотрудничаю.
- Лекс, это было в Германии и давно!
- А что, есть разница?
- Это ж сколько ты всего еще не знаешь, - поддевает меня Умер, нежась в моих руках, - я вот, может, вообще инопланетянин.
- С какой планеты? - Интересуюсь я.
- С планеты Крокодилов, - Умер делает страшное лицо, оборачивается и вонзает зубы мне в плечо. Оно немедленно вспыхивает болью.
- Ай, зараза! - Я с трудом вырываю драгоценную плоть из пасти Умера, - Сволочь, фига ты больно кусаешься! Гад!
- А нечего было со мной спорить, мол, я сквозь два свитера не прокушу.
- Иди Ксавье своего так грызи, - я потираю все еще ноющую конечность и добавляю, - пидора кусок.
- Еще какой, - гордо кивает Умер. И, через паузу, - ой, тебе все еще больно, да? Дай сюда, подую.
- Кошмар, впускаешь людей в свой дом, а они тебе руки кушают.

12:35 

Перед донорством Умер старательно двое суток не курил, и ощущения ему понравились. Думает снижать дозу никотина.
- Воспользуйся вейпом, - предлагаю я, - раз у тебя не никотиновая зависимость, а хватательно-сосательная.
- Курить вейп - все равно, что отсасывать роботу, - назидательно говорит мне Умер.
На следующий день вижу его с вейпом. На мой немой вопрос Умер невозмутимо поясняет.
- Ну да, отсасывать роботу. Но кто сказал, что я такое осуждаю?

00:15 

Вчера на митинге троих ребят из штаба задержали и оставили в камере на трое суток - до понедельника. Сегодня я отвезла свою первую передачу в РОВД далекоебеневого района.
- Какое все-таки до хера мрачное здание, - сказал Кэф, который встретил меня у входа. Подумал и добавил, - я б на него влез.
У него не было паспорта, так что он на всякий случай передал мне свой пакет с едой, предназначенный для нашего знакомого заключенного. Я переложила принесенную им еду в свой пакет - с печеньем, хлебом, водой и тремя книгами: Пелевин, Рубина и Апдайк, по просьбе главы штаба Лены на форзацах были оставлены ободряющие слова ("Держись", "мы любим тебя", "ты не один").

Про любовь

АПД. Нельзя верить ментам. Никакому из них. Как я могла купиться на этот честный взгляд?
Когда Баикина выпустили (как и всех, задержанных в ту ночь - суд длился 12 часов, и все якобы улики и видеофиксация оказались полной сфабрикованной лажой), я спросила, получил ли он пакет.
- Да, спасибо, это было очень круто, - отозвался он.
- Жаль, не смогла передать тебе книги, - сказала я, - мент уверял, что у тебя там темно.
- Там свет горел круглые сутки. Вообще не выключался. Книги были бы очень кстати.
Лживая, лживая тварь.

21:34 

01:13 

Начать с того, что я зверски не выспалась. Мне снилась война, Умер в форме и потертых берцах, баррикады, плакаты, Ксавье, Моргий, Мари и чертова безысходность.
Дыму, как выяснилось, снились наши очередные разборки, так что он тоже не сиял от счастья в восемь часов дождливого октябрьского утра.
Умер не лучился довольством, потому что злился на Ксавье.
Ксавье не истекал радостью, потому что я коварно проигнорировала его приветствие, переключившись на Кори.
Кори да, тот был щаслив. С ликующим: "я та-а-ак давно тебя не видел" он влился в меня, впился губами в шею и жарко задышал в ухо.
- Роуг, вот как ты это выносишь? - выстанываю я, аккуратно выворачиваясь из объятий.
- Да с трудом, бля, - усмехается Роуг.
Я все еще в шоке, что девочка умеет материться. В больших компаниях она милейшая тихая дева. Но в тихом омуте водятся такие черти, что голова кругом. Что они вытворяют за закрытыми дверями, мм?
- О-е, кто-то моего роста! - вопит Умер, обнимая Роуг. Она действительно достает ему хотя бы до подбородка.
- Ну, идем уже, - торопит всех Ольга. Через три часа ей нужно быть в прокуратуре - оформление ее документов идет со скрипом, но с тихим.

Мне наконец-то удалось собрать толпу на служение. Путь этот занял чертовых полгода, но сейчас я была довольна - несмотря на противную погоду и сомнительное самочувствие. Топоча, грохоча и хохоча мы преодолели запутанный лабиринт больничных корпусов, прежде чем оказаться у дверей станции переливания крови.

О донорстве. Полгода после апреля

Это не я, оно само

главная