Et tu ajoute les tremolos
Au blanche et noire de mon corp

Я вдруг поняла, что у меня, в отличие от всех адекватных людей на дайриках, нет такой специальной страницы, где сказано, кто я есть и чего я тут забыла. Исправляюсь.
Итак, меня называют Лекси, и я феерический потерянец во времени (аплодисменты).

Этот дневник – мой способ воспринимать реальность. Способ довольно укуренный, как видите.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:48 

В воскресенье мы с Ксавье и Дарой ходили на медитацию. Даре было любопытно, Ксавье было необходимо, а мне было никак. Для меня никак и прошло. День был каким-то мутным, наверное, из-за кошмара. Мне редко снятся кошмары в последнее время. Все, что нужно, у меня наяву.

Про сны и ресурсы

19:32 

- Не обнимайся, я с мороза пришла! Ну правда, я холодная, вот, чувствуешь?
Дым шипит под моими пальцами, спина у него горячая, как печка.
- И надень, что ли, что-нибудь… а, ты занят. Ну, не буду отвлекать.
Сегодня его нагота какая-то ослепляющая. Открыв мне дверь, он возвращается к своей йоге. На нем – нижнее белье, трогательные вязаные носочки, на голове – пакет.
Доёбов день

21:23 

Звонит мама, радостно:
- Наконец-то я избавилась от барахла!
- Поздравляю.
- В смысле, продала твою одежду.
- Эм-м..
- В смысле, ненужную одежду! В смысле, ту одежду, которую ты сочла ненужной!
- Хм, ну ладно.

Клево, мам. Краткие и точные формулировки - это у нас семейное.

11:45 

- Мы на полчасика, - уверенно сказал Ксавье, запрыгивая в автобус.
- Ага, чисто чаю попить, - подтвердила я.

В пол-одиннадцатого вечера силы распределились следующим образом – Дым готовился к урокам, я на кухне колдовала над пастой, а Ксавье, расстелив на полу коврик, изогнулся в хитрую йогическую позу.

Вечер после итальянского урока

13:17 

Разделение территорий прошло более-менее успешно, и Умер, Азазель, Ворон и Паша переехали на новое место жительства. Умер уверяет, что теперь это будет его постоянным убежищем на ближайшие несколько лет.
В понедельник я поехала знакомиться с новым местом их обитания, которое в кулуарах получило незатейливое название Гнездовище. Усматриваю в этом плагиат на мое бомбоубежище, ну да ладно.
Вот если раньше я думала, что Сычевник находится в неблизких ебенях (и то, какие это ебеня - почти центр города, просто я там не бываю), то после посещения Гнездовища мне стоит обломаться - вот где даль, вот где гетто.

Гнездовище и Хламовник

13:27 

Междугородние автобусы похожи на капсулы криосна. Ничего не происходит, не происходит, не происходит, а потом - бах - и ты в другом городе.
Впрочем, в понедельник мой криосон был грубо прерван главой питерского Альянса:
"Проследи за Ксавье. Береги его".
"Стараюсь, - наклацываю я в ответ, - он большой любитель ложится грудью на амбразуру".
"Пусть приезжает ко мне, где он сможет улечься получше".
"Очень смешно".
"Береги его. Пожалуйста".
Это предостережение, сожаление или просто обмен репликами между соратниками?

О происшествиях

21:42 

Вчера Дыма душили.

Званый ужин все-таки состоялся, и по всем правилам. Приехать, впрочем, смогли не все отверженные. Особенно мне не хватало Анны, транс-девушки, с которой я хотела познакомиться поближе. С ней общался Ксавье, и он же сообщил, что сегодня она допоздна задерживается где-то скажем на работе. Зато были многие из тех, кого я давно желала увидеть комплектом.

Это была идея Мари. Собрать в одной компании людей идейно близких, но с которыми каждый из нас прежде общался по отдельности. И наготовить кучу еды впридачу.

Званый ужин

23:23 

Мы с Ксавье, как послушные няши, пришли на итальянский, и даже смогли занять хорошие места у доски, как пришла грустная женщина и сказала, что Валентина сегодня не сможет провести занятие. Женщина была такой грустной, что Ксавье тут же встревоженно спросил:
- С ней что-то случилось?
- Нет-нет, - сказала грустная женщина, - она... м-м, занята.
- Ну а Беатриче, - не уступал Ксавье.
- Она тоже занята. Они назначат отработки. Приходите на следующее занятие.

- Блин, - сказал Ксавье на выходе, - а мы так старались, ехали через эту метель.

Ужин в Башне

21:13 

На День Рождения Дыма мы конкретно двинулись. Не то что бы у нас давно не было праздников, не то что бы нам не хватало магии... Но что-то двигало всеми. Народ метался, вопил, тратил баснословные деньги на подарки, украшалово, мишуру, и "Он любит полусухое или полусладкое?", "А лучше мандаринов или грейпфрутов?", "Ленту лучше белую или голубую?"

Короче, это был сдвиг по фазе. Дым старательно делал вид, что не замечает, как мы уходим шушукаться с заговорщицким видом во время общих посиделок или в киноклубе.

План окончательно созрел вечером перед днем Икс.

Мечтатели в Башне

21:31 

- М-м, Лекс, ты не могла бы выйти?
- А, да, - спохватилась я, выскакивая из примерочной, - однако что я там не видела?
- Не имеет значения, - Дым поддернул бирюзовую шторку.
Я хотела залипнуть в телефоне, но его камера давала мне удивительно красивый обзор обнаженного левого бедра, так что я не удержалась и сделала пару снимков. В личный архив.
О шоппинге, славе и подозрениях

01:05 

Вечер проходил мирно и в рабочем режиме. Дым готовился к конференции. Я учила итальянский. Ксавье в наружности, на своем психфаке, занимался ЛГБТ-активизмом. Мальчик дорвался до хлеба и зрелищ. Подавляем тяжкие вздохи.

Про вечера в Башне и клен имени

09:37 

В общем, да, если я ждала кого-то, кто может меня осудить и может на меня наорать - то я дождалась.
- Какого блин хрена ты во все это ввязалась, - витринное стекло опасно качается в раме, - ты знаешь, кто эти люди?! Ты знаешь, кто их главарь? Очень умный и опасный человек.
- Если умный, хрен ли он там делал? - Парирую я.
- Ум - еще не значит "знания", моя дорогая. Зачем, ну зачем ты туда пошла?
Еще немного об активизме. И о способах заботы

13:22 

- И все-таки, признай, это было круто! - Восхищенно говорит Ксавье.
- Это было жутко! Мы выжили благодаря чуду и заступничеству сильных мира сего.
- Зато теперь мы знаем, кто наши соратники. Эй, расслабься, все закончилось.
- Если бы, милый. Теперь все начинается. И мне очень не нравится твое воодушевление...

Про ЛГБТ-активизм. И немного про журналистику

22:15 

- Как они могли так поступить с тобой?! Воистину, твои биологические родители - те еще ублюдки.
- Лекс, не бушуй, - примирительно попросил Дым.
- Я не бушую! Я в ярости! Охх, ладно. Знаешь, что? Они отреклись от тебя, так?
- По всей видимости.
- Значит, теперь ты свободен. Они-то через пару дней передумают, но в твоих интересах поломаться еще хотя бы месяцок. Я бы советовала цепляться за эту свободу когтями и зубами. Другой шанс представится нескоро.
- Так я и сделаю. Не волнуйся, я буду в порядке.
- О, Сердечко, - не выдержав, я бросилась на кушетку и прильнула к нему, - Знай, что у тебя всегда есть семья. Всегда есть Башня. Ты не один.
- Знаю. Спасибо.
- Хочешь шоколадку?
- О-о, Ле-екси!

Семья и те, кто в ней нуждаются

20:33 

23:42 

- Поднимаю, - девушка по кличке Истеричка бросает фишки на стол.
- Уравниваю, - Умер аккуратно отсчитывает от своей стопки.
Истеричка поднимает чашку, и они чокаются - сперва с Умером, затем со всеми остальными. На углу стола Аня колдует над каким-то рукоделием, изредка поднимает голову и одаривает присутствующих покровительственной улыбкой.

Субботний вечер

12:27 

- Ну, рассказывай, как он в суде, - нетерпеливо спрашивает меня Умер, - Секс?
- С-секс, - на выдохе подтверждаю я.

Про первый суд

01:16 

02:11 

- Ксавье, вот че ты, бестолочь, не пошел с нами на вечеринку?
- Ну Ле-екси, я схватил дисперсию! Все было хорошо, я даже сел делать маску, но потом что-то пошло не так, и я психанул, и дальше все пошло по пизде, а потом вообще порвалось!
- Обожаю твои метафоры.
- Короче, мне стало очень грустно. Я немного выпил...
- Ага, гони десятку! - ору я Дыму.
- Что-о?! - Вскипает Ксавье, - вы что, заключили пари?! Как вам не стыдно!
- Я поставила на то, что ты сидишь в Сычевнике, грустный, один, в дисперсии и бухаешь. Я угадала. Слышь, Дым, гони мою десятку, можно натурой!
- Лекси!

02:03 

- Не шевелись.
- М-м-гм!
- Я знаю, любовь, потерпи. Просто представь, что некоторые девочки делают это каждый день. И что еще бывает утренний макияж, а бывает вечерний...
- М-м-м!

Некоторые мальчики в гриме становятся похожими на трансвеститов. Не подвержены этой транформации Умер и Дым. Но Умера с нами нет, зато с нами - это... этот... боже, почему он так хорош!..

Дара восхищенно присвистнула, обозревая плоды наших совместных трудов.
- Давайте никуда не пойдем, - предложила я, - дорогая, ты когда-нибудь участвовала в групповухе?
- Было дело, - с нарочитым равнодушием бросила Дара, поигрывая наручниками.
- Ну во-от, - расстроилась я, - у всех вокруг в жизни что-то интересное происходит.
- Наблюдала, - поправилась Дара.
- Слабое утешение.

Хэллоуин

Это не я, оно само

главная