00:00 

Alexandra-Lexy
На работе что ни день, то развлечение. Начальник с надеждой подкидывает мне книги по Церебро. Я в этом вижу исключительно злобную ухмылку судьбы и попытки заменить моего Учителя безыскусной подделкой. Все катится непонятно куда, и непонятно что с этим делать. Можно ли доверять людям, которые меня сейчас окружают, и если да, почему я этого не делаю, а если нет – что я тут делаю.


В понедельник надеялась отпроситься по причине телепортации в Москву и назад, а необходимость появиться на работе к десяти угнетала. Фиг бы там, велено было придумывать вопросы для интервью и валить на завод. В общем, сразу после грандиозного «Ария-Феста» мы с Монамурром прыгнули в поезд, и в четыре утра сошли с него в Ярославле. Поезда ноября вызывают у меня неизбежные ассоциации с Ижевском и почему-то с Квебеком.
Итак, понедельник, восемь тридцать утра, труп меня на кухне пытается заварить овсянку и вспоминает подробности сна, в котором меня похитили и пытались расстрелять, но как-то не зашло. Назло А. хочется выглядеть бодрым огурцом, поэтому я вливаю в себя чашку какао с кленовым сиропом и бодро ползу на остановку. В голове хор фанатов поет «Ангельскую пыль»
В кабинете традиционно никого нет. Вот стоит вовремя прийти – хрен кого доищешься, а опоздаешь на 28 секунд – все уже здесь, пронзают тебя плотоядными взглядами.
Я успеваю проверить почту, батарею камеры, батарею света, карту памяти, когда А. привычно вышибает дверь и командует десятиминутную готовность.
Когда А. ведет машину, мне хочется забиться под заднее сиденье и натянуть подушку безопасности – он закладывает лихие финты на скорости под 90, а я судорожно вспоминаю, что входит в мою рабочую страховку. Мне не было так страшно с безумным гонщиком-чемпионом-каких-то-гонок-в-Варшаве, когда мы прыгали по кочкам Угличской псевдодороги. Мне, пожалуй, не было так страшно с осатаневшим байкером (мне тогда, кажется, было никак), гнавшим под 190 по пылающей Нефтяге. Но когда А. начинает перестраиваться из ряда в ряд на загруженном проспекте, мне становится малость не по себе.
Я начинаю тащиться по инженерам. Смотришь на инженера, и думаешь – вот это мээн. Йа сапиосексуал.
А сегодня я видела женщину-технолога. Она была прекрасна. В цеху была прекрасная, комфортная для марсиан температура +50, а на всех горизонтальных поверхностях ровным слоем лежала известковая пыль. Леди-главный-инженер была в маленьком черном платье, с безупречной прической и сияющими глазами. Она по-свойски обняла А., махнула мне и, пританцовывая, направилась к дверям цеха.
- Ну а вот тут мы развлекаемся! - провозгласила она, и дальше все поглотил рев станков. Я впихнула в разъем микрофон, подрубилась к наушникам, и слегка упоротое интервью на качающейся площадке в пяти метрах над полом началось. Леди щебетала, изящно поворачивалась, чтобы продемонстрировать тот или иной механизм, улыбалась таявшему А. и оставалась безупречной. На ее черном платье не было и следа пыли, на нем же успешно маскировался провод микрофона. Я, в водолазке и синем свитере, обмотанная тремя метрами проводов, погибала от жары и тихо ненавидела человечество.
– А там у нас автоклавы! – мило улыбаясь, сказала Леди. – Средняя температура внутри – 190 градусов, о, и как раз через пятнадцать минут из второго отсека будут выгружать готовые изделия. Та-дам! Хотите посмотреть?
Она повела нас через цех, ловко пролезая под вращающимися дисковыми ножами, отпрыгивая от несущихся на нее кареток с газосиликатными блоками, переступая через траншеи и взлетая по лестницам, не касаясь перил.
– Это напоминает мне фильмы про Джеймса Бонда, – пытаясь переорать станки, заявила я. – Там герой вечно попадает на какой-нибудь конвейер и спасается лишь в последнюю секунду.
– Ты намекаешь, что мне нужно будет тебя спасать? – уточнил А.
– А то я Вас не знаю, Вы же в первую очередь будете спасать камеру! Одна камера стоит как три глупых журналистки, а камера со штативом и светом – как четыре. С половиной. С половиной одной глупой журналистки.
– Вот поэтому я тебя и нанял.
– А я думала, вам просто нравится издеваться над людьми. Ой, я вслух это сказала?..
– Ах, здесь бы устроить замечательную баньку, правда? – Кокетливо сказала Леди, останавливаясь в клубах пара. – И если кто-то принесет веники, мы даже сможем здесь уединиться, а?
Слегка оторопевший А. безропотно погрузился в ее объятья. Я старательно делала вид, что происходящее меня не касается, и полезла на верхотуру – снимать панорамы. Там я увидела, что у летающей по цеху каретки есть верхняя часть, и едва не познакомилась с ней поближе.
А потом А. в лаборатории раздолбал на камеру пару бетонных блоков, но это уже совсем другая история…

@темы: тихая жизнь с баклажаном, стою тут, с мэтрами разговариваю, работа, работа, перейди на Федота, патант тебя вотч!, люди удивляют, люди восхищают, NEVERMORE!

URL
   

Это не я, оно само

главная