Alexandra-Lexy
Среди всех водителей всех автобусов, едущих в мой район, есть один особенный.
Это водитель, который во сне водит гоночный болид. Или выводит на орбиту "Восток-3". А в реальности он водит только разваливающий пазик. Но он старается не делать различий.
Важное уточнение - в моем районе ОЧЕНЬ много школ. Вот просто ткни пальцем в любой дом - попадешь либо на школу, либо на детский сад, либо на спортивную секцию, либо на кружок дополнительного образования и тэ дэ и тэ пэ. Как следствие, главная улица изобилует лежачими полицейскими (возле каждого детского учреждения их, как известно, два). Обычные автобусы тащатся со скоростью черепахи, переваливая через препятствия, как утлый челн в бурю.
Но не наш герой. Он оторвался колесами от земли еще в районе заводов на конечной, и не собирался останавливаться до самого леса, обозначающего тупик и вторую конечную. Мы летели, сбрасывая ступени, комки грязи с колес и нерасторопных пассажиров. Мы преодолевали пространство и время, скорость звука и, со временем, света.
Когда мы влетели на мост, я представила, как мы эпично полетим с него вниз, в черную воду, под великолепный саундтрек из смеси Nickelbackа и Черного Обелиска.
Мне повезло, что я стояла. Сидящие пассажиры наверняка полвечера переставляли свои позвонки в верную последовательность. Я же усцепилась вза все поручни руками, ногами и зубами, как рак-отшельник, которого пытаются выковырять из раковины, и в целом выжила.
Эта поездка живо напомнила мне летнее приключение, когда в преддверии госэкзаменов я решила, что жизнь мне не мила, и

Байкер был угрюм и лохмат, и, кажется, ненавидел человечество, но мне на тот момент было глубоко пофиг. Прекрасный опыт поездок на мотоцикле у меня к тому моменту был аж двойной - в далекой журналистской йуности на "Валькирии" и недавний, с неподражаемым Виктором, в Москве. Так что я решила, что ничего страшного со мной не случится.
Ха. Ха. Ха.
С неопределенной ухмылочкой мужик вручил мне шлем и с сомнением посмотрел на мою полупрозрачную блузку.
- Замерзнешь, - предположил он. Бегущая строка над его головой показывала +23, и это в восемь вечера.
- Да ладно, - легкомысленно ответила я.
- Ну смотри. Я тебе куртку не отдам.
Я предполагала, что по раздолбанной дороге нашего универа можно ходить только пешочком.В крайнем случае - ездить на лошади (лично видела). Ну, в самом крайнем - ползти до нормальной дороги на снятом ручнике.
Хрен там, мы сразу взяли спринтерские 90 и бодро взлетели над ямами (при том, что нега души моей Виктор ни разу не превышал 85).
А на основной дороге немного поддали газку. До первого светофора. Я облегченно вздохнула. Светофоры на этой дороге были натыканы через каждые сто метров. Девочка в машине по соседству восхищенно глазела на нас. Я рискнула оторвать руку от куртки байкера и согнуть пальцы в чем-то напоминающем приветствие. На желтый свет байк подо мной рванул вперед, и рука моя осталась где-то далеко позади, по ощущениям, вместе с одеждой, шлемом и селезенкой.
А потом мы выехали на проспект, ведущий в сторону безлюдных заводских окраин, и ветер подарил мне парочку хуков с обеих сторон. На этом этапе я могла только обнимать байкера и тихонько молиться всем известным богам, по алфавиту. Но они, кажется, были глухи к моим мольбам, а может, я была плохой девочкой в этом году, потому что на перекрестке байкера подрезал какой-то чувак на дорогой машине.
- Щас я его натяну. - Услышала я спокойный голос, и дальше был только рев ветра и гравий, хлещущий меня по голым ногам. Кажется, я кричала, может, даже нецензурно. Проблема была в том, что чувак на дорогой тачке виноватым себя не ощущал, и с удовольствием включился в гонки.
Неповоротливые фуры при нашем приближении жались к обочинам. Впереди сотней золотых стоп-сигналов горел нефтепровод, еще пара факелов уже живого огня вздымалась по бокам, приветствуя нас языками пламени. Деревья слились в сплошной зеленый фон с редкими серыми проблесками жилых домов. Когда вдали показались огни Екатеринбурга, чувак на дорогой машине, наконец, отстал и свернул куда-то в сторону.
- Ну как? - довольно осклабился байкер.
- Давайте в следующий раз натянем "запорожец". Или велосипедиста. Я не против. - предложила я.
- Не умеешь ты веселиться. Поехали к нашим, на Красную площадь, познакомлю тебя с народом.
И мы поехали - плавно, нежно, медленно, не превышая сотни километров в час.

Как ни странно, ни эта поездка, ни последующий стоп, в котором водитель-медик рассказывал, что байкер - мечта трансплантолога, ни все последующие события не убавили моей любви к железным коням. К счастью, наступила зима.
Но летом Виктор обещал свозить меня в Секстон.

@темы: я ёжик, я сильный, но легкий, патант тебя вотч!, но было приятно, спасибо (с)