Alexandra-Lexy
Башня (хотя в первую очередь люди, ее населяющие, конечно) - это какой-то гребаный магнит.
Я просыпаюсь в 6:30 оттого, что из колонок довольно громко играет Seven Devils группы Florence+The Machine.
Я отрубилась на кушетке, застеленной черным бархатным покрывалом. Роль подушки выполнял огромный плюшевый медведь. Кушетка была короткой и жесткой, так что с утра я первым делом насладилась ощущением "как расставить позвонки обратно?"
- Блин, я где? - с полным пониманием ситуации сказала я, обозревая расписанный черными листьями потолок.
- Сама догадаешься или подсказать?
- О, на мне что, твоя одежда? - черная рубашка и красные шорты, доброе утро, Лекси опять проснулась в чужом мужском шмотье.
- Ты в ней очень красивая, - немедленно отозвался Ррр, откуда-то слева и сверху, - тебе стоит забирать волосы в пучок и носить квадратные очки. Ты будешь прямо хищница.
- М-м-м, хочу умереть, - застонала я, откидываясь обратно на медведя, - ты ложился вообще?
- Не помню, - ответил Ррр, и повернув голову, я смогла обозреть его: мокрые после душа волосы, мой любимый серый свитер, кулон в виде клыка на шее и еще какие-то побрякушки, которые он увлеченно навешивал на запястье.
- Куда это ты так наряжаешься?
- Хочу сегодня разобраться с чертовой нейролингвистикой. Так что я просто попытаюсь произвести хорошее впечатление.
- О, не доведи своего препода до нервного срыва, пожалуйста, - попросила я.
- Мне кажется, он в меня влюблен, - заговорщицки усмехнулся Ррр, - ты бы вставала, кстати, выход через десять минут.
- Как, ну ка-ак ты выглядишь так обалденно по утрам? - завистливо проныла я, приглаживая растрепанные волосы и безуспешно пытаясь расправить складки на блузке.
- А это только по утрам, там снаружи ветер, волосы сразу сбивает, и потом... вся эта пыль, - он брезгливо передернулся. Его патологическая страсть к чистоте была то ли умилительной, то ли пугающей. По крайней мере, это первый на моей памяти человек, которого можно довести до истерики складкой на джинсах или смятым листком на столе.

В общем, кто опять в три утра обсуждал смысл жизни и че вообще дальше делать - тот я. Завтра у нас по плану опять бессонная ночь, послезавтра - концерт, а через неделю мы в Питере, где сон вообще не предвидится. Ну, зашибись теперь, что ли...