Alexandra-Lexy
Лучше бы он был маньяком.
Наш водитель, который должен был отвезти нас на Кубу.

Погода с самого начала дня была не айс. Первый дождь начался около одиннадцати, и дальше зарядило с перерывами. Мы понадеялись, что на базе будет теплое или хотя бы сухое помещение, как было заявлено в анонсе. Чтобы там можно было потусить, потупить и покемарить. Палатки-то у нас на всех все равно не было. Так что мы взяли пледы, спальник и еду и двинули.
Водитель перехватил нас в центре и повез за город. Дождь зарядил, едва мы свернули с трассы на проселочную дорогу.

- Чистый "Том на ферме", - сказала Ольга, обозревая ландшафт. В пелене дождя мимо проплывали коровники, склады и мокрые тюки сена на перепаханных полях.
Ну, последние полгода наша жизнь и так идет по Долану.


Дождь плавно перешел в ливень.
- Блин, я вот вообще фиг знает, туда ли мы едем, - вдруг сказал водитель.
- Может, остановимся и переждем дождь? - предположила я.
- Да ну, - отмахнулся он и вдарил по газам.
Удивительно, что мы не попали в аварию. Впрочем, посреди этих полей врезаться было решительно некуда.
Дождь прекратился, но облака и не думали расходиться.
Водитель остановился возле указателя к базе.
- Все, - сказал он, - приехали. Вам в ту сторону примерно три километра.
- Эй, - возмутилась я, - уговор был, что вы довезете прямо на базу!
- Тогда еще двести рублей, - нагло потребовал он.
- Твою ж...
- Лекс, мы скинемся, заплати ему и поедем, - сказала Мари, которая обычно евреится сильнее прочих. Это меня настолько удивило, что я молча кивнула, и мы поехали дальше. В целом она была права, конечно - шарашить три километра по влажной грязи мне совершенно не улыбалось. Но было дофига как обидно. Форменное вымогательство.
- Ну вот теперь точно приехали, - сказал водитель три километра спустя, - вам вниз по лестнице.

Основная сцена располагалась в долине. База позиционировала себя как горнолыжный курорт, и тут повсюду были крутые спуски с подъемниками для катающихся. Пейзажи были совершенно канадскими - с холмами, туманами и небольшими деревянными домиками с широкими террасами.

У самого спуска в просторном багажнике машины сидели две девушки, которые отоварили нас входными браслетами. Проходки на всех заказывала я, и они были пофамильными.
- А это че, ваши настоящие фамилии, - удивился Лин, осторожно начиная спускаться по мокрой лестнице, - фига вы даете.
- Уж кто бы говорил, Лейман, - поддела я.

Палаточный лагерь полнился людьми и кострами. Несколько девушек в футбольной форме проводили тренировку. Доносились приглушенные поздравления с днем рождения. Мы заняли стратегически важное место на веранде, где вообще-то тусовались орги, но нас милостиво пустили посидеть. Как позже выяснилось, место оказалось крайне удачным.

Но пока ничего не происходило. Бродил туда-сюда манерный фотограф, сетуя на тучи и общую непогоду. Красивый паренек за баром обнимался с шашлычником, улыбался нам и тестировал водяной пистолет (впоследствии я узнАю, что он един в двух лицах - это и бармен, и Дива, котор_ым я восхищалась на прошлой вечеринке, вот это удивление).

Мы от нечего делать засели играть в карты. Вскоре к нам присоединилась девушка с синими волосами, жестяной банкой пива и татуировками на фалангах пальцев. Ее я тоже видела когда-то прежде.

Мимо прошел диджей, вид которого каждый раз рождает во мне когнитивный диссонанс. Чаще всего на вечеринках его видят обнаженным, в наморднике с шипами, поэтому всякое его появление в цивильной одежде заставляет меня смущаться и глупо хихикать. В этот раз я к тому же ела бутерброд с колбасой, поэтому моя попытка игриво уточнить: "мы вам не помешаем?" вышла несколько... смазанной.
- Не помешаете, конечно, - бросил он на ходу, и тут же запряг кого-то помогать двигать столы.

К девяти вечера приехал основной народ, и тут стало понятно, что у нас сегодня вечеринка лесбийского прайда. Парни либо тусовались по палаткам, либо не приехали вообще. Эй, я на эти вечеринки хожу ради потанцевать и поглазеть на богемных мальчиков, не лишайте меня половины удовольствия!

К ночи дождь прекратился. В долину немедленно спустился густой туман. Вышла почти полная луна. Веселье начиналось.
- Не хочется говорить, что сегодняшняя ночь будет мокрой, - провозгласила в микрофон одна из ведущих, - давайте решим, что она будет вла-ажной!
Народ поддержал ее криками одобрения.

Вскоре выяснилось одно существенное отличие: на городские вечеринки ходит богема - ради того, чтобы выгулять красивые шмоточки, нежно целоваться под диско-шаром, смотреть на стрип-пластику и вежливо употребить пару коктейлей. Сегодняшний контингент прибыл угорать, пить и щемиться по палаткам.

Уже через полчаса к нам буховато подтанцевал какой-то чувак. На безрыбье выбирать не приходилось, и мы милостиво разрешили ему танцевать рядом с нами. Правда, он вскорости попытался приобнять Мари, а потом и вовсе повиснуть на ней, что было пресечено. Поняв, что с нами весело ему не будет, парень полез на импровизированную сцену - стол на террасе - и стал танцевать там, постепенно раздеваясь.
- Ну, ничего так, - прокомментировала Ольга. - Щупабельно. Может, и зря погнали.

Мужика все же согнали, чтобы выпустить первого певца, призера каких-то там "Голосов". Певец был невероятно модненький и так лажал, что мы были вынуждены уйти подальше и там хорошенько проржаться. Вытирая слезы, спотыкаясь и поддерживая друг друга, мы вернулись на условный танцпол - вытоптанную площадку возле сцены. Певца сменила новая группа людей, желавшая избавиться от одежд. Среди них выделялся красивый парнишка в черном, с клевой задницей. Мы с Ольгой специально пошли к бару в задней части террасы, чтобы поглазеть на него с нужной стороны.

Там, пока мы пили чай и удовлетворяли тягу к гедонизму, к нам присоединился красивый мужчина в красной рубашке. С минуту понаблюдав за тем, как парни извиваются в свете прожекторов, он изрек.
- Это все, конечно, здорово, но не отменяет того факта, что они все пидоры и танцуют по-пидорски.
И тут же ушел, оставив нас осмысливать этот факт.

Основная проблема вечера (для меня) была в девочках. Приметишь, бывало, какого-нибудь симпатичного парня, подтанцовываешь поближе, чтобы разглядеть - ан нет, это опять девушка.
В конце концов, я нашла слабое утешение в танце с уже знакомым мне Лешей-всеобщим-любимчиком. Леша-всеобщий-любимчик был на каждой вечеринке, охотно танцевал со всеми и расточал комплименты. Сегодня он к тому же был не слишком убухан, одет в белую рубашку и пах одеколоном.
- Ужас, - стонал Леша, врезаясь мне в поясницу пряжкой ремня, - ни одного красивого мужика в округе. Кошма-ар, - и сползал вниз, аккуратно придерживая меня за талию.
- Как жить, - согласно вздыхала я, запрокидывая голову ему на плечо и покачивая бедрами, - ну, вон диджей красавчик.
Диджей как раз успел избавиться от одежды и поражал взоры рельефами бицепсов.
- И то хлеб, - признавал Леша.
Затем он наступил мне на ногу и извинился.

Чуть позже он активно болел за меня в конкурсе на звания "Мистер" и "Миссис" вечеринки. Короче, в этом году титул пидОрской вечеринки "Миссис Фри Лав Дарк Куба" взяла "замужняя натуралка", как изволила пошутить Мари (эй, я все еще определяю себя как двоечку по Кинси!). У меня теперь есть бейсболка с соответствующей надписью. Уже представляю, как Ксавье будет ныть, выпрашивая ее у меня ради пофоткаться.

К двум часам ночи ноги отказали меня держать. Мари, при попытке увести ее с танцпола, возопила "я здесь, чтобы танцевать до рассвета!" Так что на поиски отдыха я отправилась одна. К счастью, на веранде кто-то сдвинул три скамейки, и я радостно плюхнулась на них, завернувшись в спальник. Дремать калачиком, созерцая задницу диджея и передницы танцующих оказалось очень даже неплохо. Сначала пришел Лин и попросил запасные носки, потом пришла Ольга, посетовала на мокрые кеды, я отдала ей свои босоножки, и она радостно пошли танцевать дальше. Примерно через час мою сладкую дремоту прервала хорошенькая блондинка в толстовке и джинсах.
- С тобой все в порядке? - с ласковым участием спросила она, нависая надо мной.
- Все зашибись, - подтвердила я, с мурлыканьем потягиваясь в спальнике.
- Хм, - с сомнением сказала она, и через пять минут притащила мне дымящуюся чашку кофе и бутерброд с сыром.
- Спасибо тебе, добрая душа, - искренне поблагодарила я, - да хранит тебя богиня!
Девушка весело улыбнулась. Может, она хотела продолжить знакомство, но тут на веранду толпой ввалились мои подруги, и она куда-то затерялась. Я поделилась кофе с Лином.
- Пошли опять танцевать? - позвали они.
- Через пятнадцать минут зайдите, - предложила я, - я кофе допью и проснусь.
- К тебе, может, сейчас мужик придет, он уже к нам приходил. Будет байки травить. Вот, - посетовали они.
- Ну спасибо, - сказала я, - и как я от него без обуви уйду?
- Хрен знает, - сказали мои добрые подруги. - До скорого.
И тут же действительно пришел мужик. Он позиционировал себя как женщину, феминиста и мастера-парикмахера. Все это было бы чудесно, если бы он не курил мне в лицо и не был бух в степени: "я буду долго гнать".
Меня спас то ли улыбчивый бармен-Дива, к которому мужик ушел говорить комплименты, то ли диджей, резко усиливший громкость микса, то ли вернувшаяся Ольга, которая принесла мне-таки мою обувь.

Мы дотанцевали до рассвета, последние полчаса - в составе десяти человек, под грохочущую "Нирвану", на мокрых досках террасы. Двое парней в центре затеяли сложное танго, и это было одно из прекрасных впечатлений утра. К нам возвратился приободрившийся фотограф и стал снимать всех подряд. В общем, градус веселья особо не снижался.

Ближе к пяти часам утра Мари перестала танцевать и сказала: "время для йоги".
- Извращенки! - Заорала я вслед ей и Ольге. Но они были непреклонны.
Девушки скромно раскинули на травке коврик и принялись йожиться. За что тут же поплатились, ибо поучать их вышли двое престарелых сельских пидоров. Я не преминула явиться на разборки.
- Ну кто так гнется, - возмущался один из них, поцивильней.
- Ну кто так знакомится, - поддержала я, появляясь за их спинами.
- Так, ты тоже лесбиянка? - с наездом спросили меня.
- Естественно, - заявила я, вставая между девочками и обнимая их за плечи.
- Как вы сексом занимаетесь?
- О, у меня есть огромный лиловый елдак на присоске, если хочешь познакомиться с ним поближе, снимай штаны. Еще вопросы?
- Мне не нравится твоя челка, - сказал второй, побыдловатее.
- Мне не нравишься ты целиком, - парировала я.
- Вот в восьмидесятом году, - наставительно начал он.
- В восьмидесятом году я еще не родилась, а ты уже был старый, - огрызнулась я.
- Ну то за молодежь пошла, - расстроился он, - пойдем, солнышко, нас здесь обижают.
- А сфоткаться с вами можно? - с надеждой спросил второй.
- Можно, конечно. Будешь фапать на мой светлый образ, души себя второй рукой, - и я лучезарно улыбнулась в объектив.

- Ты чего такая агрессивная? - чуть позже спросила Мари, когда мы медленно карабкались по невероятно скользкой лестнице наверх.
- Они тебя расстроили. Я убью нафиг любого, кто тебя будет расстраивать.
- Начни с Ксавье.
- Обязательно. Завтра и примусь, список скинь целиком. Может, получиться кого-то грохать парами, возни меньше.

В общем, к половине шестого утра мы покинули вечеринку и выбрались на проселочную дорогу.
Собственно, у нас не было никакого особенного плана по возвращению домой. Заказывать недоманьяка второй раз не хотелось, на такси мы жлобились, автобусы ходили только от села километрах в семи отсюда. Я слабо надеялась стопнуть кого-то прямо на стоянке Кубы и попросить подкинуть до трассы либо до города, но в такую рань никому туда не было надо. То есть, в машинах на стоянке, конечно, царило некое оживление, но исключительно эротического характера, так что мы решили не мешать людям встречать рассвет в прекрасном месте.

Медленно вставало солнце. В бороздах полей голубела вода. Тут и там были живописно разбросаны тюки сена.
- Красота какая, - сказала Ольга, - давайте просто идти, и идти, и идти...
И мы пошли. И шли, и шли, и шли, и слушали музыку, и болтали, и смотрели на рассвет.
- У меня нога болит, - сказал Лин примерно четыре километра спустя, - давайте придумаем другой план.
- Чтобы выбраться из любой глухомани, - авторитетно сказала я, - надо сделать так. И, сложив руки рупором, провозгласила: "Путин - вор! Навальный - наш кандидат!"
Над нами пролетела ворона, громко крякая звуком полицейского уазика вместо карканья.
- Полетела докладывать, - сказал Лин.

Через три минуты из-за поворота показалась раздолбанная газелька.
- Ты ж смотри, работает, - возрадовалась я и выставила руку с большим пальцем. То же сделали и остальные.

Газелька остановилась перед нами.
- До города подкинете? - любезно спросила я водителя.
- Ха, до города! До села можем, а там автостанция.
- Спасибо!

Водитель охотно принял на борт четырех странно одетых девушек, невесть зачем шатающихся по полям в шесть утра. Газелька везла со смены работников коровника - суровых мужиков в сапогах и спецовках.
- Ну чистый "Том на ферме", - в который раз эмоционально подивилась Ольга.

Водитель довез нас до автостанции, как ни странно, не задав ни единого вопроса. Следующий час мы провели в блаженной болтовне, поглаживании местных котеек и обсуждении красот сельской местности. Периодически над нами продолжала уазиком крякать ворона. Потом приехал автобус, и мы поехали домой.